Авторизация  
SpagettiMonster

"Безымянные солдаты" - нефанфик про пришельцев

Рекомендуемые сообщения

Ну что ж, я решил, что не лишне будет и тут полноценно начать выкладывать свой новый роман. Просто потому что почему бы и нет? ;)

954278_original.jpg

Автор обложки - Billy G.

 

                             Враг неизвестен. Безымянные солдаты.

 

                                                            Пролог.

27 апреля 2028-го года. Океания.

- …авианосец «Шарль де Голль» вернётся во Францию до конца следующего месяца. Вместе с ним из состава Мобильных сил ООН на Тихом океане будут выведены и другие французские корабли. В связи с обострившейся обстановкой в Северной Африке правительство Франции считает необходимым усилить военное присутствие на Средиземном море. Некоторые источники в Лондоне сообщают, что в ближайшее время Мобильные Силы покинет и британская компонента. Снижение активности так называемых пришельцев позволяет ряду аналитиков…

Голос диктора сперва пошёл помехами, а затем и вовсе оборвался. Из маленького круглого динамика теперь неслось лишь шуршание статики. Лейтенант Хэвен Пикот отложил карманное радио – самое обычное, купленное в отделе радиотоваров – и поднялся со скамьи. Ухватился за скобу в стене, чтобы не упасть, сказал, повысив голос:

- Всё, ребята, вошли в зону их глушилок. Скоро начнётся.

Солдаты ответили ему по-разному – кто тяжким вздохом, кто смешком. Железное брюхо десантного «Рейнджера» было рассчитано на двадцать с чем-то пассажиров, сейчас же их набилось чуть менее тридцати. Пахло потом, не хватало воздуха. Бойцы ощущали себя кильками в консервной банке.

В большинстве своём это были местные – тайцы, малазийцы, филиппинцы, даже вьетнамцы. В авангард шли лишь добровольцы, и хотя формально взвод Пикота принадлежал к войскам ООН, мало кто из солдат первого мира жаждал рисковать собой ради спасения каких-нибудь лаосских рыбаков. Выделялись среди них сам Хэвен, белый австралиец, и капрал Илка Джефферсон – молодая новозеландка венгерского, как это ни странно, происхождения. Последняя сидела сейчас у самой рампы, держа шлем на коленях – невысокая, крепкая, но очень стройная, на вид скорее гибкая, чем мускулистая. Её волосы цвета воронова крыла были привычно растрёпаны, а длинный низкий хвост спадал на спинную пластину кирасы.

- Даю последний брифинг. С момента вылета новых сведений не поступило. – Громким, уверенным голосом продолжил лейтенант. Всё, что он сейчас говорил, его подчинённые уже слышали – суть была в том, чтобы отвлечь их от лишних мыслей и заставить сосредоточиться. – «Водяные» атаковали рыбацкую деревню на побережье Таиланда. Связь сразу оборвалась. Спутник сделал серию снимков в момент нападения, после чего ушёл из района. Американцы подняли высотный разведчик, но прибыть раньше нас он не успевает. По данным со спутника, из моря поднялось девять «блюдец» - это значит, что на дне неподалёку лежит по меньшей мере три корабля-носителя. «Блюдца» приземлились вокруг деревни, отрезав её со стороны суши, после чего высадили войска. Спутник видел только самое начало, но очевидно, что это жатва – они пришли за людьми. Наша цель – им помешать. Наши три взвода войдут со стороны моря, высадку прикроет авиация с «Викрамадитья». Очаги сопротивления могут сохраняться у полицейского участка и деревенской администрации. Пробиваемся туда, по пути беря под защиту всех встреченных гражданских, организуем оборону. Минут через тридцать после нас подтянется механизированный батальон армии Таиланда, за ним – «голубые каски» с ближайшей базы. Всё, что нам нужно – дожить до их прибытия.

- Нам – не обязательно, сэр. – Спокойно заметила со своего места капрал Джефферсон. – Дожить должны гражданские. В этом смысл.

- Ну, мы тоже постараемся, капрал. – Криво усмехнулся Хэвен. Сходу ничего умнее ему в голову не пришло. Слова новозеландки застали офицера врасплох – обычно она угрюмо молчала весь полёт, открывая рот только в бою.

Девушка, к счастью, ничего больше не добавила, и принялась с равнодушным видом проверять ремешки своей брони. Оружие «водяных», стреляющее тонкими смертоносными иглами, пробивало обычные бронежилеты как вязальная спица прошивает шерстяной свитер. Оружейникам Мобильных Сил потребовалось время, чтобы найти достойный ответ, но недавно в войска стало поступать новое снаряжение. И во взводе Пикота единственный пока комплект достался Илке, как большой любительнице сражаться в первой линии. Новозеландка была закована в лёгкую кирасу с круглыми наплечниками и широкими набедренниками, на руках у девушки были стальные наручи до локтей и латные перчатки, похожие на рыцарские. Никакого камуфляжа (от «водяных» он не скроет), всё чёрное, лишь на левом наплечнике белая эмблема ООН.

Лейтенант откашлялся:

- Как только высадимся, мы…

«Рейнджер» тряхнуло. Потом ещё раз. Снаружи, из-за обшивки, донёсся глухой удар, перешедший в металлический скрежет. Под потолком с щелчком включился динамик внутренней связи, и голос пилота сообщил:

- Попадание! Идём на одном двигателе… Идём со снижением, приготовьтесь к аварийной! До суши дотянем, но…

Тряхнуло ещё раз. Кто-то из солдат уронил на пол шлем. Внутренняя связь неожиданно вырубилась – как недавно радио, только теперь не было даже статики. Хэвен торопливо плюхнулся на скамью, пристегнулся ремнём к стенке. Рявкнул, перекрикивая дребезжание корпуса:

- Приготовиться к удару! Возможна посадка на воду! Быть готовыми покинуть транспорт!

«Рейнджер» начал понемногу крениться на правый борт.

- Всем проверить ремни! – Распорядился лейтенант. – До полной остановки не расстёгивать…

Удар чуть не вышиб из него дух. Конвертоплан ударился о поверхность на большой скорости, и отскочил вверх, как плоский камешек от воды. Второй удар оказался лишь немногим слабее, он сопровождался звуком рвущегося металла. От третьего у Хэвена потемнело в глазах – но он, к счастью, оказался последним. «Рейнджер» проскользил ещё немного вперёд и замер, слегка осев на один борт. Стало неприятно тихо.

- Рампа! – Прохрипел лейтенант, пытаясь отдышаться. – Опустить рампу!

Кто-то из солдат дотянулся до пульта на стене, нажал кнопку – рампа в кормовой части отсека дёрнулась… и встала, открыв лишь узенькую щёлочку.

- Мать его! – Выругался Пикот. - Джефферсон, Ли, Тонг! Помогите ей открыться. Сонг, посмотри, что с пилотами!

Капрал Джефферсон не поднимаясь со скамьи развернулась, подобралась, и с силой ударила в рампу каблуками своих высоких кожаных сапог. Двое других бойцов навалились на люк плечами. Тот нехотя пополз вниз, дико взвизгивая каждую секунду. В утробу подбитого транспорта ворвался свежий морской воздух, отдающий солью и дымом, а за ним… и само море. «Рейнджер» упал на пляж, кормовая его часть оказалась опущена в воду. К счастью, неглубоко. Солдатам ООН открылся очаровательный вид на бескрайние синие волны Сиамского залива. Любоваться им, увы, было некогда.

- Высадка по плану! – Хэвен спешно расстегнул ремни, вытащил винтовку из крепления на стене. – Оружие не замочите! Сонг, что пилоты?

- Там осколками посекло, сэр… Всю кабину. Первый мёртв, второй ранен, вроде.

- Стабилизируй раненого, перетащи в салон и давай в арьергард.

Десантный отсек первой покинула, как обычно, Илка – бесстрашие угрюмой новозеландки всегда граничило с потерей чувства самосохранения. Держа лёгкий пулемёт над головой, девушка спрыгнула в воду – её оказалось почти по грудь. Остальные бойцы посыпались следом уже без колебаний. Одно отделение начало собираться у левого борта, другое у правого, третье слегка замешкалось – ему полагалось прикрывать тыл, но с тылу сейчас было море.

- Пошли, пошли! – Подстегнул их лейтенант, выбираясь из «Рейнджера». – Делитесь по огневым командам!

Стоило офицеру покинуть чрево транспорта, как над его головой с гудением промчалось «блюдце» - самый малый из боевых кораблей противника, больше похожий на серую шляпную коробку с коттедж величиной. «Блюдце» успело удалиться на полмили в сторону моря, когда его настигли прилетевшие следом ракеты. Две белые звездочки, оставляя за собой хвосты чёрного дыма, почти догнали корабль – но взорвались, не коснувшись его серого корпуса. Видимого урона это не нанесло. Следом появился и выпустивший ракеты истребитель – индийский палубный МиГ. Он обстрелял «блюдце» из пушки и резко ушёл вверх, избегая ответной атаки.

- Что за дьявол? – Охнул Пикот, зажимая уши – без того контуженного посадкой, его оглушило взрывами и рёвом турбин. – Они должны быть на земле до конца жатвы! Почему они в воздухе?

Задуматься над этим лейтенанту не дали – ещё не развернувшийся в боевой порядок взвод сходу попал под обстрел. Тяжёлые игломёты ударили из нескольких деревенских домиков, стоящих ближе к пляжу. Длинные очереди толстых игл взрыли песок и морские волны, хлестанули по чёрным фигуркам солдат ООН. Двое или трое тут же упали, как подкошенные, вода вокруг них окрасилась алым. Единственным укрытием взводу служил корпус «Рейнджера», так что выход был один – наступать, вырываться с голой полосы песка.

- Отделения один и два – вперёд! – Прокричал Пикот, вжимаясь плечом в серую обшивку конвертоплана. – Отделение три – подавить огневые точки всеми средствами!

Если в домах засели пришельцы – живых людей там точно нет. Значит – можно не стесняться. Навстречу иглам «водяных» полетели выстрелы двух гранатомётов и гранаты из подствольников. Пулемётчик третьего отделения положил ствол своего М60 на плечо напарника и вдавил гашетку. Под прикрытием ливня свинца бойцы рванулись на штурм. Лейтенант последовал за ними – не только чтобы показать свою храбрость, и потому, что без радиосвязи командовать из второго эшелона просто не мог.

Этот рывок стоил взводу ещё троих убитых – и обошёлся бы дороже, если б не капрал Джефферсон, преодолевшая дистанцию до врага чуть не в полный рост, не замедляя шага. Несколько игл разбилось о её кирасу, одна сорвала наплечник с левого плеча, ещё одна оцарапала ногу выше колена, разорвав брюки – но ни одной серьёзной раны девушка не получила. Дошагав до хижины, откуда вёлся огонь, капрал расстреляла её защитников почти в упор и ворвалась внутрь. Товарищам оставалось лишь следовать за ней. Через минуту отряд уже занял прибрежные дома, пережившие обстрел гранатами. Внутри обнаружились трупы полудюжины акватиков – лёгкий пехоты «водяных». Невысокие, большеголовые твари, похожие на гибрид киношного инопланетянина с жабой, даже после смерти продолжали сжимать в хрупких на вид перепончатых лапках рукояти игломётов.

Получив передышку, Хэвен велел солдатам закрепиться, сам же оценил обстановку с крыши одного из домов. Деревня оказалась не такой уж маленькой – вокруг раскинулись десятки одно-двухэтажных зданий. Вдали поднимались к небу колонны чёрного дыма – вероятно, горели разбомбленные на земле «блюдца».  В воздухе их не было – как и истребителей с «Викрамадитья». Воздушная схватка, очевидно, сейчас шла над морем. Дым поднимался и из самого центра посёлка – ярко-красный. Условный сигнал – там, около администрации, высадился первый взвод вместе с командиром роты. Оттуда уже неслись выстрелы и разрывы гранат. Сигналов от третьего взвода, как и их «Рейнджера», было не видать. Следовало допускать, что они вовсе не дотянули до берега. Лейтенант Пикот выдернул чеку из сигнальной шашки с золотым ободком, бросил её за спину, на песок пляжа – там взмыл к облакам жёлтый дымный столб.

- Передать по цепочке. – Приказал он, спрыгнув с крыши. – Смена приоритетов. Задача по поиску гражданских временно отменяется. Основная задача – соединиться с первым взводом. Продвигаемся плотным строем к центру деревни. Осматриваем только строения на маршруте, в стороны не расходимся. Капрал Джефферсон, ко мне!

- Да, сэр. – Девушка отыскала и приладила на место наплечник, однако не потрудилась перевязать рану на ноге – та слабо кровоточила, а боль новозеландку, кажется, ничуть не волновала.

- Будь рядом со мной неотлучно. – Строго сказал Хэвен. – Прикрывай. Понятно?

Это был практически единственный способ удержать Илку в общем строю – достаточно надёжный, впрочем.

- Да, сэр. – Тёмно-синие глаза девушки не выражали ни задора, ни ярости – лишь спокойствие. Пикот давно отчаялся понять, что творится в её голове. 

- Выдвигаемся!

Уже на следующей улице взвод встретила вторая волна акватиков – эти не сидели на месте, наступали навстречу, мельтешили среди домов, пытались зайти с фланга. Ещё двое убитых и один серьёзно раненый. Двухэтажное здание полицейского участка на пути – и никакого очага сопротивления, никаких выживших в нём, только несколько огневых точек «водяных». Тут Пикот «спустил с поводка» Илку, дав ей отмашку на зачистку здания – в свой броне и с пулемётом она буквально выдавила защитников из узких коридоров участка, получив лишь пару царапин. Соратники по отделению главным образом прикрывали девушке спину. 

Между участком и администрацией протянулась единственная кривая улочка – Хэвен полагал, что на ней встретит «водяных», ведущих бой с первым взводом и, при удаче, ударит им в тыл. Он ошибся – улица оказалась пуста. Отряд пересёк её, вышел на площадь перед административным зданием. Остановился. Площадь буквально устилали трупы – акватики, зеленошкурые Глубинные, несколько мёртвых ящеров, бойцы Мобильных Сил в чёрных мундирах… Солдат ООН явно застали врасплох при высадке, и они потеряли человек десять, прежде чем смогли отступить.

- Третье отделение – прикрываете отсюда. Первое, второе – вперёд. Осмотреть администрацию. – Лейтенант продублировал команды жестами и вышел из-под прикрытия домов вместе со своими бойцами.

Оставшиеся члены первого взвода обнаружились в административном здании – похоже, все до единого. Они отошли туда в беспорядке, «водяные» ворвались следом на их плечах и в яростной ближней схватке перебили. Труп одного ящера перегородил коридор, ведущий из фойе – двуногая тварь в рост человека, покрытая коричневой чешуёй. Эдакий мини-тираннозавр. С пастью в треть длины тела.

- Задача меняется. – Выдавил Пикот сквозь спазм в горле. – Взводу собраться в здании. Приготовиться к обороне. Будем держаться до подхода помощи.

- Сэр. – Капрал Джефферсон осторожно тронула его за локоть. – Вы заметили? Гражданские…

- Что – гражданские? – Не понял Хэвен. – Их здесь нет.

- Именно, сэр. – Серьёзно кивнула девушка. – Их нигде нет. Ни одного.

- Дьявол. – Только тут до лейтенанта дошло. В горячке боя он не обратил внимания – а ведь миновав половину деревни, взвод не увидел ни единого местного жителя. Ни живого, ни мёртвого. Кто-то должен был прятаться в домах. Кто-то должен был выйти к солдатам. Чьи-то трупы должны были валяться на улицах.

- Они закончили жатву. – Выдохнул Пикот. – Но не улетели.

- Они ждали нас, сэр. – Ещё раз кивнула Илка.

- Командир, атакуют! – Продолжить ей не дал окрик бойца арьергарда.

- Занять круговую оборону! – Немедленно отреагировал лейтенант. – Снайпера и гранатомёты на крышу! М60 на главный вход! Джефферсон, ни шагу от меня!

- Да, сэр.

Сам он последовал за гранатомётчиками на крышу – плоскую, если не считать вентиляционного короба посередине.

Пока взвод осматривал здание, отошедшие вглубь деревни «водяные» окружали площадь – и теперь хлынули со всех сторон. Акватики обрушили на администрацию ураган игл – стреляли буквально из каждого здания на площади. Два десятка ящеров помчалось к зданию напролом, игнорируя стрельбу с первого этажа. Илка положила ствол своего М249 на металлическую оградку, идущую по краю крыши, и открыла огонь короткими, но частыми очередями. Хэвен последовал её примеру. Вот споткнулся на бегу и рухнул, вздымая облака пыли, один ящер. Вот второй словно запутался в собственных лапах и повалился вбок. Вот выстрел гранатомёта развалил по дощечке магазинчик, где засели стрелки «водяных». Вот снайпер упал на спину, получив две иглы в лицо и одну в шею. Вот капрал пошатнулась, когда игла ударила её по каске, но через миг вернулась к стрельбе. Вот первый из ящеров добежал до мёртвой зоны и скрылся из виду. Снизу донёсся звон бьющегося стекла и чей-то болезненный крик. Ещё один мини-динозавр неожиданно остановился, присел и… могучим прыжком взвился вверх на несколько метров. «Раньше они так не умели». – Как-то отстранённо подумал Хэвен, наблюдая за полётом гигантской твари.

Ящер приземлился точно на гранатомётчика, впечатал его в крышу, рванул жуткими когтями, превращая человека в груду окровавленного мяса. Крутанулся на месте, ударом хвоста сбросил с крыши второго бойца с гранатомётом, молнией рванулся к Пикоту.

- Сука! – Только и успел воскликнуть лейтенант, вжимая спуск своей винтовки. Пули срикошетили от покатого черепа монстра, как пластиковые шарики. Через долю секунды ящер наклонил голову набок и схватил Хэвена своими челюстями поперёк туловища, как аллигатор. Оторвал его от земли, вздёрнул вверх, тряхнул, словно терьер – дохлую крысу. Кривые зубища впились в плоть офицера, разрывая её – от боли Пикот закричал, выпустил из рук винтовку. Ящер тряхнул его ещё раз – и вдруг выпустил, пошатнулся. Хэвен рухнул на крышу лицом вниз, оглушённый болью – и не нашёл в себе сил перевернуться на спину, или хотя бы попробовать дотянуться до кобуры с пистолетом. Лёжа носом в раскалённый солнцем битум, сквозь острую боль, сжигающую всё тело от живота до шеи, он слышал тяжёлые шаги ящера, одиночные выстрелы над самым ухом, хриплый женский вскрик… и взрыв. Громыхнуло совсем рядом, но как-то глухо, будто в бочке. Лейтенант не знал, сколько времени прошло после взрыва – может, минута, а может час, но вскоре чьи-то руки легли ему на плечи. Узкие изящные ладони, тонкие, длинные пальцы – но всё твёрдое, будто закованное в металл… Ну конечно, кто у нас во взводе носит латные перчатки? ...

- Сэр? – Капрал Илка Джефферсон бережно перевернула командира на спину, заглянула ему в лицо. Девушка где-то потеряла каску и многострадальный левый наплечник. Ветерок ерошил её иссиня-чёрные волосы, одна щека была заляпана чем-то зелёным. – Вы живы?

- Ну видишь же… - Борясь с тошнотой, проворчал Пикот. – Где ящерица?

- Я… подобрала винтовку снайпера и выстрелила ему в брюхо несколько раз, сэр. – Ровным голосом объяснила новозеландка. – Пули пробили чешую. Когда ящер отошёл от вас и открыл пасть, я забросила ему в рот гранату и прыгнула за короб вентиляции. Граната его убила.

- И как тебя из дурдома выпустили? – С кривой усмешкой пробормотал Пикот. – Иди теперь вниз, помоги остальным. Здесь ловить уже нечего.

- Не уверена, что это нужно, сэр. – Качнула головой Илка. – Смотрите.

Она указала куда-то вверх. Хэвен посмотрел в нужном направлении – и увидел белые полоски, чертящие ярко-голубое небо. Самолёты шли очень высоко – выше невидимого купола, гасящего радиосвязь и глушащего системы наведения.

- Это не истребители. – Прошептал лейтенант. – Не воздушное прикрытие.

- Похоже, подкрепления тоже попали в засаду. – Капрал нахмурилась. – Сэр, прижмите ладони к животу. Сейчас будет больно.

Девушка ухватила его за воротник и с видимым трудом поволокла к спуску с крыши. Снизу, с первого этажа, ещё неслись выстрелы и вопли, но их становилось всё меньше. Запрыгнуть на крышу больше никто не пытался.

- Эй, капрал, а это что, мои кишки? – Спросил Хэвен, на которого напало странное весёлое настроение. Наверное, так чувствуют себя люди, точно знающие, что уже мертвы.

- Да, сэр. Так они выглядят. Мы вернём их на место, обещаю.

- Спасибо, капрал.

Новозеландка затащила его под крышу, на лестничную площадку, уложила поудобней, присела рядом, держа ладонь на кобуре. Внизу ещё стреляли…

- Илка, я всегда считал тебя абсолютно сумасшедшей, но человеком неплохим. – Признался лейтенант, глядя на девушку снизу-вверх. – А ещё ты очень красивая, тебе раньше не говорили? Особенно лицо.

- Спасибо, сэр. – Впервые на памяти Хэвена мрачная новозеландка усмехнулась. – Вы тоже ничего так. Хотите предложить ужин?

- Не могу. – Грустно признался Пикот. – У меня кишки вывалились, а без них есть трудно…

До края его уха донёсся характерный нарастающий свист. Илка, очевидно, тоже услышала звук, потому что вдруг навалилась на лейтенанта, прикрыла его собой, будто надеясь, что это поможет. Взрывы прогремели серией – бомбы падали одна за другой. Ударная волна смела хлипкое строение администрации уже через миг…

 

 

                                                    Интерлюдия.

Расшифровка аудиозаписи.

 

[ПОВРЕЖДЁННЫЙ УЧАСТОК ЗАПИСИ]

К: Прошу, повторите.

П: Мы называли это «Войной с саламандрами». Ну, знаете, по книге того чеха... Она вообще-то была запрещена, но многие её читали сразу после выхода. Многие из нашего отряда, то есть. До сих пор не могу поверить, что он не был в курсе. А тварей этих, стало быть, называли «саламандрами». Американцы в нашей команде звали их «марсианами» поначалу, но это не прижилось.

К: Ну а вы, стало быть...

П: А мы были «Флотилией Икс».

К: Потому что формально вас не существовало.

П: Именно так. Хотя у нас даже была униформа со знаками отличия. Наверное, потому что дуче любил мундиры, и уделял этому слишком много внимания. Пусть часть формально не существует, но мундиры у неё должны быть.

К: Когда флотилия была сформирована?

П: Я вступил в неё в тридцать шестом, к тому времени она существовала уже около двух лет. Всё ведь началось именно в тридцать четвёртом. Сначала - нападения на греческие островки в Эгейском море, потом на нашу морскую базу...

К: Сколько вас было?

П: Изначально - около тридцати человек. К концу войны - более двухсот только боевого состава. К тому же, нам оказывал содействие флот. Кстати, вы думаете, наш флот понёс такие потери только от действий Союзников и немцев? Ха! У нас был хороший флот, куда лучше армии. Немало кораблей мы потеряли в боях с саламандрами.

К: Вы были хорошо вооружены для таких действий?

П: Нет, конечно! Главным оружием были ножи и простейшие гарпунные ружья. Не чета их пушкам, что стреляли под водой очередями. Важно было навязать ближний бой. Кроме того, их корабли на грунте, опорные базы и крупные скопления бомбили глубинными бомбами и атаковали торпедами флотские ребята... Это им дорого обходилось. Потом приходили мы - и зачищали выживших. Подводное оборудование тоже было примитивным. У нас было несколько переоборудованных субмарин. Больших, с десантными отсеками, с дополнительными шлюзами. Потом и с оружием ближнего боя - башенки как на бомбардировщиках, знаете... Под конец войны у нас появилось что-то вроде пневматических пулемётов. Они стреляли дротиками, довольно далеко. Но это были огромные тяжёлые штуки, годились только как стационарное оружие.

К: Кто был у вас главным?

П: В оперативной части - сначала Полеттини, потом я. Выше... А я не знаю.

К: То есть?

П: Поначалу я думал, что нами командует князь Боргезе. И так и казалось. Изначально во «Флотилии Икс» были только итальянцы. Потом добавилось несколько немцев. Но в сорок втором году, после разгрома наших баз у Крита и Гибралтара, и гибели половины боевого состава, нас пополнили англичанами и янки. Это было ещё до Сицилии, заметьте. Я ничего не понял тогда - но сверху мне велели делать вид, будто так и надо. Сам Чёрный принц со мной беседовал. Я потом поговорил с новенькими - они тоже ничего не понимали. Но конфликтов особо не было - людей отбирали явно не только по боевым навыкам. Все были уравновешенные, готовые к сотрудничеству. Были мелкие стычки, в основном у англичан с немцами, но за ножи никто не хватался. В любом случае, с того момента я понял, что ни князь, ни дуче высшим начальством не являются. Тут было что-то большее.

К: Кончилось всё с уничтожением их базы в Ионийском море?

П: Да. До того мы находили и уничтожали их опорные пункты по всему Средиземноморью. Но это был центр. Это было сердце. Источник заразы даже - похоже, что там они спали, оттуда начали распространяться, когда что-то их разбудило.

К: Это было сложно?

П: Ещё как! Почти все наши там полегли. И куча флотских. Шесть субмарин, две наши и четыре флотские, полдюжины эсминцев, пара кораблей покрупнее... Не только наши - от нашего флота тогда уже мало что уцелело. Это был последний бой, все это чувствовали. Мировая война заканчивалась - и Война с саламандрами тоже.

К: Вы участвовали в последнем штурме лично?

П: Да. Мы использовали подводные заряды для полного разрушения базы. Такие же потом, уже после войны, использует... Хотя, не важно. Наши были ещё мощнее. Мы прорвались внутрь, заминировали самые глубокие туннели под дном, вырвались назад - и всё взорвалось. Кусок дна просто осел. Спасательные корабли собрали на поверхности четырнадцать человек. Выжило пятеро, считая меня. Ещё двое моих парней, один немец и одна англичанка... Да, среди их пополнения была женщина, причём пловец, не вспомогательный персонал. Не знаю, откуда она вообще взялась, но до сих пор рад, что выжила - хорошая была девушка, умная и спокойная, помогала гасить конфликты между своими и немцами поначалу. По-немецки и по-итальянски говорила отлично...

К: И на этом всё закончилось?

П: Да, ещё год мы продолжали вычёсывать море, но больше саламандр не видели. Руинами базы занялись янки, нас туда не подпускали. В сорок седьмом «Флотилию Икс» распустили за ненадобностью. Мне отсыпали наград за операции, в которых я на самом деле не участвовал, ха-ха. Учитывая, от какой страны это были награды, после войны я их даже носить не мог. Так всё и закончилось. В тот раз.

К: Благодарю вас за уделённое время, полковник. С вами свяжутся для дальнейших консультаций.

[КОНЕЦ ЗАПИСИ]

 

Изменено пользователем SpagettiMonster
  • Like 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

                                                                 Глава 1

 2031-й год. Нью-Йорк.

 

Охраняемая персона ела спагетти. Ела медленно и чуть ли не с отвращением, скорчив кислую мину. От одного взгляда на неё хотелось скорчить такую же.  К счастью, долг телохранителя требовал наблюдать не столько за охраняемой, сколько за людьми вокруг неё – в конце концов, крайне маловероятно, что клиент решит причинить вред сама себе. Устроившись за маленьким столиком у витрины, детектив Саманта Мэйсон делала вид, что читает лежащую перед ней газету, попивала остывший кофе и присматривала за посетителями, особое внимание уделяя недавно вошедшим с улицы. Девушка почти не таилась – хмурилась, поправляла кобуру под курткой, провожала внимательным взглядом любого, кто приближался к клиенту. Даже заказала себе пончики - как дополнительное указание на свою принадлежность к силам правопорядка. Хотя служила она не в полиции – в частном охранном агентстве «Моррисон и Питт».

Саманте недавно исполнилось двадцать три, в агентстве она работала всего полгода – не считая обучения и стажировки. Разумеется, никто не дал бы ей вести главную скрипку на столь ответственном задании. Да и миссии по охране доверяют одному агенту лишь дилетанты. В зале был и второй телохранитель – Билл Беркли, лысоватый сорокалетний толстяк, спокойно жующий кусок пиццы за два столика от клиента. Задачей Сэм было отвлекать от него возможных наблюдателей. Что она и делала со всем старанием. Хотя девушка напрасно утруждалась, изображая неуклюжего охранника – детектив и без того плохо подходила для скрытной работы. И в утренней толпе, и среди посетителей кафе Сэм выделялась, как мак среди одуванчиков – видно было издалека. Саманта Мэйсон, дочь старого полицейского и начинающий частный оперативник, была не просто рыжей – она могла похвастаться роскошной тёмно-медной гривой, спадающей до талии. Две тонкие косички, заплетённые на висках, соединялись в одну на её затылке, образуя что-то вроде венка – выглядело это просто и красиво. Да и в остальном девушка слишком уж привлекала внимание, не одной лишь шевелюрой. Голубоглазая, светлокожая, рослая даже по мужским меркам, но не массивная – скорее похожая на гимнастку, чем на бойца. Прекрасно сложенная, с длинными стройными ногами, тонкой талией и высокой упругой грудью. Одета удобно, но приметно – чёрная летняя водолазка, коричневые мини-шорты, подпоясанные узким ремнём, непрозрачные чёрные колготки, высокие шнурованные ботинки из тёмно-коричневой кожи, почти сапоги. На шее – тоненькая золотая цепочка, на плечах – кожаная курточка, едва доходящая до нижних рёбер. Летом нужна только чтобы скрывать плечевую кобуру. Водолазка и шорты плотно облегали фигуру рыжей девушки, лишь усиливая ощущения силы и гибкости.

Сегодняшняя клиентка была едва ли не полной её противоположностью – невысокая и нескладная молодая немка, с водянистыми серыми глазами и бесцветными волосами, собранными в хвост на затылке. Тем не менее, эта серая особа, с унылым видом жующая спагетти, являлась дочерью одного из европейских оружейных магнатов. Звали её Хильда де Мезьер, и в Соединённые Штаты она прибыла по делам отцовской фирмы. Кажется, отец не слишком дорожил своим чадом. Саманта сделала такой вывод, исходя из двух фактов. Первый факт – для охраны дочери этот богатейший человек подрядил второсортное агентство, и даже ему заплатил весьма скромно. Иначе в охрану не поставили бы вчерашнюю стажёрку. Второй факт – само путешествие Хильды на другой континент. Конечно, перелёт через Атлантику не так уж и опасен, но в последние годы люди вообще стараются не пересекать океан без крайней нужды. Де Мезьер-старший мог бы отправить и какого-нибудь клерка. Времена нынче были такие…

Ещё раз просканировав обеденный зал пристальным взглядом, Сэм отхлебнула кофе, посмотрела в газету. Попавшийся на глаза заголовок сообщал: «Очередное сокращение Мобильных Сил ООН. UNTF-Command упраздняет роты авангарда». Девушка хмыкнула. Когда она заканчивала старшую школу, ей казалось, что мир изменился навсегда.

Шесть лет назад человечество содрогнулось. Из глубин Тихого океана поднялись армады летающих кораблей и обрушили пламя на прибрежные города. Пылал Сидней, половина Японии лежала в руинах. С кораблей на землю сошли существа, которых сходу окрестили пришельцами, хоть явились они не из космоса – и принялись захватывать территорию. Они убивали всех, кто сопротивлялся, прочих же сгоняли в свои корабли, после чего несчастных никто больше не видел. Они строили на суше свои сооружения, оборонительные, добывающие и вовсе непонятного назначения. Они жгли, разрушали, похищали и не вступали в переговоры.

Человечество ответило. Первые контрудары нанесли национальные армии. Сильные страны пришли на помощь слабым, и всюду пришельцев удалось сбросить назад, в море. Однако те не успокоились – начали атаковать тут и там, стремясь нащупать слабину, закрепиться, захватить ещё пленников и ресурсов. В ответ были созданы Мобильные Силы, UNTF, где под эгидой ООН объединились армии и флоты сотни стран. Корабли UNTF прочёсывали море, перехватывая эскадры пришельцев, сухопутные части стояли на страже крупных городов, авиация сил ООН оказывала им поддержку, а роты авангарда, набранные из добровольцев, атаковали «водяных» сразу же, стоило тем выползти на берег. Это продлилось… года два. Затем активность пришельцев снизилась – и интерес человечества к ним тоже стал падать. «Водяные» теперь нападали нечасто, избегая трогать берега развитых стран, зато кусались больно, совершенствуя оружие и тактики боя. Атаки на них стали обходиться слишком дорого. Попытки искать их базы на океанском дне и вовсе превратились в способ самоубийства.

Япония и Южная Корея, сотрудничая с Китаем, отгородились от океана минными полями и сенсорными рубежами, США тоже выстроили сплошную стену глубинных мин вдоль Западного побережья, на чём и успокоились. Сократившиеся раз в десять Мобильные Силы последний год вообще прекратили активные действия, и лишь сторожили границу Тихого и Индийского океанов, засев на своих островных базах. Специальный Институт ООН «X-TERRA», созданный для изучения пришельцев, время от времени публиковал новые открытия и исследования, ничуть не объяснявшие, кто такие «водяные», откуда приходят, чего хотят и как от них избавиться. Человечество потихоньку оправилось от потрясения и вернулось к привычным делам. Соединённые Штаты отправляют всё больше войск в Восточную Европу, Россия наращивает приграничные гарнизоны, Франция с опаской следит за беспорядками в Африке – на страны, оставшиеся внутри Тихоокеанского периметра, плевать всем, кроме их жителей. Даже эта заметка о Мобильных Силах, раньше попавшая бы на передовицы, обнаружилась чуть не на последних страницах, перед блоком объявлений.

«После школы надо было идти не в колледж, а в армию, а потом добровольцем – в UNTF», - невольно улыбнувшись своим мыслям, подумала Сэм. – «Успела бы с пришельцами повоевать. Но тогда ведь все думали, что ещё чуть-чуть потерпеть – и они сами к нам придут, будем в Нью-Йорке от них отбиваться…».

Лениво текущие размышления девушки прервал звоночек тревоги, брякнувший где-то в подсознании. Она медленно отставила в сторону стаканчик с остатками кофе.

Сложно сказать, почему Саманта обратила внимание на мужчину, вернувшегося из уборной. Возможно, лишь потому, что совсем недавно дочитала «Крёстного отца», и ещё помнила эпизод, где в туалете ресторана главного героя ждало припрятанное оружие. Может, напомнили о себе тренировки, где учили настораживаться при виде любого человека, прячущего ладони. Так или иначе, смахивающий на усталого клерка мужчина в потёртом костюме направился к своему месту, держа правую руку в кармане. А Сэм замерла, провожая его взглядом. Вот мужчина прошёл до середины зала, огибая стулья и столы, вот остановился, наморщил лоб, будто вспомнив что-то. Начал поворачиваться в сторону жующей пасту Хильды, медленно, без спешки, потянул руку из кармана. В руке было зажато что-то чёрное, определённо слабо похожее на носовой платок. Саманта не стала дожидаться, пока он вытащит это «что-то» до конца. Девушка не опасалась попасть в глупое положение при ошибке – риск потерять своего первого клиента волновал её куда сильнее.

- Вы! Стоять! – Детектив вскочила, шумно уронив стул, попыталась выхватить «кольт» из плечевой кобуры… И в этот самый момент на неё набросились сзади.

Полноватый юноша в глупой цветастой футболке пришёл в кафе раньше «клерка», и давно уже сидел за спиной Саманты – так, что та успела о нём позабыть. Сейчас парень обхватил детектива за плечи, прижимая локти девушки к бокам, и с неожиданной силой дёрнул её вбок, буквально впечатал грудью и лицом в стеклянную витрину. Витрина мелко задрожала, однако каким-то чудом не разбилась. Прижатая щекой к стеклу Сэм краем глаза видела, как «клерк» достаёт-таки из кармана маленький чёрный пистолет, навскидку трижды стреляет в сторону Хильды де Мезьер. И разносит в щепки высокую спинку стула. Немки за столом уже не было – сразу после окрика Саманты та бросилась на пол. Беркли начал двигаться одновременно с ней. Он не тратил секунд на то, чтобы обнажить оружие – просто рванулся вперёд. Всего миг спустя ветеран агентства очутился рядом с Хильдой и перевернул её столик, спрятав немку за столешницей.

- Гр-р-р-р! – Зарычала сквозь зубы Сэм, пытаясь освободиться. Она была сильной девушкой, однако второй киллер оказался намного сильнее – сбросить захват не получалось. Но пальцы детектива всё ещё сжимали рукоять «кольта» - девушка лишь не могла вытащить его из кобуры под мышкой. Напрягшись, она чуть отклонила ствол, вдавила спуск большим пальцем – и выстрелила себе за спину прямо сквозь кобуру и куртку. Левый бок ожгло болью, на глазах Саманты навернулись слёзы (больше от мыслей о любимой куртке), но хватка «цветастого» разжалась. Ударом локтя оттолкнув обмякшего противника, детектив «отлипла» от витрины, перехватила «кольт» двумя руками, взяла на мушку первого нападавшего – и два раза выпалила в потолок. Слишком много перепуганных посетителей металось сейчас по залу кафе, напрашиваясь на случайную пулю. Но дело своё Саманта сделала – «клерк» оглянулся, увидел поверженного товарища, направленный на него пистолет, и обратился в бегство, не добив жертву. Оттолкнув растерянного официанта, мужчина исчез за дверью кухни.

- Беркли, останься с клиентом, вызови копов, я за ним! – Скороговоркой выпалила девушка, бросаясь следом за убийцей.

- Сэм, стой! – Рявкнул старший детектив своим лучшим командирским голосом – однако рыжеволосая напарница не слышала его за грохотом разлетающихся кастрюль и бьющихся тарелок.

«Клерк» проломился через кухню кафе как слон, опрокинув на пол всё, что только смог. Это не слишком задержало Сэм – положившись на свои высокие прочные ботинки, девушка пробежала по хрустящим осколкам стекла, пинком отбросила подвернувшийся под ноги алюминиевый тазик, ударом ноги распахнула следующую створку, за которой скрылся беглец… Остановилась, вглядываясь в непроглядную темень.

- Эй, парень, что у вас там? – Спросила она у сжавшегося в углу кухонного работника. – Я из полиции.

- С… склад, мэм. Там электричества нет сейчас.

- Он сквозной?

- Д… да, мэм, есть выход на другую улицу. Прямо напротив этой двери.

- Ясно.

Сняв с пояса маленький фонарик, Сэм шагнула через порог, посветила влево-вправо, держа пистолет наизготовку. Склад оказался большой и не такой уж тёмный – сквозь пыльное окошко под потолком сочился слабенький серый свет. Луч фонарика выхватил из полумрака стеллажи и картонные коробки, стоящие друг на друге. Вместе они образовали целый лабиринт – но ко второму выходу вела прямая, ничем не загромождённая «улица», ограниченная самыми высокими полками, в полтора человеческих роста. Мысленно обругав себя за излишние предосторожности и прикинув фору, которую получил теперь «клерк», Сэм быстрым шагом пересекла склад, дёрнула ручку двери, ведущей на улицу. Та не шелохнулась. Опустив фонарик, детектив увидела, что дверь заперта на засов. Изнутри. Единственная дверь, кроме той, через которую вошли они с убийцей. По спине Саманты пробежали горячие мурашки.

Сзади раздался какой-то едва различимый звук, напоминающий шарканье. Девушка крутанулась на каблуках, вскидывая «кольт» - и опоздала. Выстрелов она не услышала - зато почувствовала сильный толчок в грудь, за ним ещё один. Пошатнулась, сделала невольно шаг назад. И лишь через мгновенье ощутила боль – будто ей между рёбер вонзились два раскалённых железных прута. Ноги тут же сделались ватными, колени подкосились, а тяжесть пистолета в руках стала почти невыносимой. Охнув, девушка уронила фонарик, схватилась за грудь левой рукой – и пальцы правой тут же разжались, выпустили рукоять «кольта». Оружие со звоном упало на бетонный пол. Третья пуля ударила девушку в ключицу и опрокинула назад. Сэм рухнула на спину, ударившись о бетон затылком. В глазах детектива потемнело, но она осталась в сознании. Тут же попыталась приподняться на локтях, потянуться за «кольтом» - и обнаружила, что тело больше ей не повинуется. Ноги девушки сами собой задёргались конвульсивно, скребя пол каблуками тяжёлых ботинок, пальцы раскинутых в стороны рук задрожали. Рот наполнился кровью, с уголков полуоткрытых губ по щекам потекли вязкие горячие струйки. В глазах продолжало темнеть, поле зрения становилось всё уже и уже с каждой секундой… Саманта поняла, что она не ранена – она умирает. Однако мысль о том, чтобы сдаться и расслабиться, закрыть глаза в ожидании конца, даже не пришла ей в голову. Девушка вновь и вновь пыталась сесть, пошевелить рукой, совершить хоть одно осознанное движение или хотя бы остановить судороги – безуспешно. Все часы, проведённые в спортивном зале, все тренировки по рукопашному бою, все упражнения на скорость реакции – всё пошло прахом. Сильное юное тело словно не принадлежало ей больше, и девушка лишь наблюдала за своей агонией, не в силах что-либо сделать. Последнее, о чём она думала, пока гасло её сознание: «Как глупо… как… глупо… почему…». От обиды, а не от боли, из её глаз снова потекли слёзы. Затем осталась лишь тьма.

 

         *                                                       *                                                           *

Первым из чувств вернулось осязание. Вынырнув из забвения, Саманта ощутила прикосновения лёгкой ткани. Она поняла, что лежит на чём-то мягком, укрытая не то простынёй, не то лёгким одеялом, а под головой у неё маленькая подушка.  Плечи девушки были обнажены и даже немного мёрзли – воздух вокруг был прохладный.

Затем «включился» слух – но полезной информации не принёс. Где бы не находилась сейчас Сэм, здесь царила полная тишина. Заработавший секундой позже нюх помог чуть больше – пахло медикаментами.

Наконец, собрав силу воли в кулак, девушка смогла поднять веки. Свет больно резанул по глазами, из них потекли слёзы, однако детектив лишь прищурилась, чуть повернула голову направо, чтобы видеть не только потолок. Оказалось, что лежит она на койке в почти пустой белой комнате. Свет давали желтоватые панели в потолке. Никакого медицинского оборудования в поле зрения не наблюдалось. Около койки стояли лишь тумбочка и стул. А на стуле сидел человек. Блеклый мужчина средних лет, лысый, в круглых очках, облачённый в тёмный строгий костюм. Старомодную шляпу с полями он держал на коленях.

- Вы пришли в себя. – Утвердительно произнёс мужчина, заметив движение Саманты. – Поздравляю.

- С… кхе… Спасибо. – Со второй попытки выдавила девушка. Губы ощущались как чужие, но говорить было не слишком тяжело. Это даже немного удивляло. – Где я? Это что, чистилище теперь так выглядит?

- А вы полагаете, чистилище – самое подходящее для вас место? – Наклонил голову лысый незнакомец. В его словах скользила неприкрытая ирония.

- Я вроде… неплохой человек, но бывало в жизни всякое. – Призналась Сэм, постаравшись выдержать тот же тон. На самом деле она ничуть не удивилась бы сейчас, ответь мужчина: «Да, вставайте, занимайте очередь к вечному покою». Но тот лишь хмыкнул:

- Заверяю вас, вы живы. И даже почти здоровы.

- То есть? Хотя погодите – а кто вы такой?

- Я – Куратор. – Представился мужчина. – Можете произносить с большой буквы. Моя… организация приглядывала за той же особой, которую охраняли вы.

- Хильда… де Мезьер? – Слабость не проходила, и девушка чувствовала, как с трудом балансирует на грани сознания и дрёмы.

- Да. По некоторым причинам её судьба не безразлична моему начальству. Мы наблюдаем за её перемещениями и деятельностью.  – Куратор приподнял шляпу, лежащую на коленях. – Но это наблюдение было скорее дежурным, ведущимся больше для отчётности – нападения мы не ожидали. Мы решили, что госпоже де Мезьер теперь не помешает и постоянная личная охрана. Хотя бы пока мы не установим причин покушения. Причём охрана должна работать на нас. Мисс Мэйсон, теперь вы – личная охрана госпожи де Мезьер. И теперь вы работаете на нас. Ваше резюме очень приятное, смею заметить.        

Новость выбила детектива из колеи, но она решила отложить расспросы на следующий раз. Вместо этого поинтересовалась:

- Как я сюда попала? Как я вообще жива? Пули пробили лёгкие, я захлёбывалась кровью, отлично помню… ощущения…

- Наш агент сопровождал госпожу де Мезьер во время её выезда в город, и заметил слежку. Когда вы погнались за нападавшим – он последовал за вами. Немного отстав, к сожалению. И нашёл ваше почти бездыханное тело на земле, в луже крови. – Куратор слабо усмехнулся. Его улыбка была такой же бледной, как и вся внешность. – У агента был выбор – продолжить слежку или помочь вам. Наш человек выбрал второе. Он получил за это выговор, а вот вам следует благодарить его сентиментальность.

- Передайте при случае… моё спасибо.  – Сэм очень хотелось на миг-другой прикрыть глаза, однако она не сомневалась, что уснёт, если опустит веки. – Да что… могло мне помочь? Меня ведь убили. Наповал.

- Ну что вы заладили... – Вздохнул мужчина. – Просто у нас хорошее медицинское обслуживание. В нашей организации.

- И что, я теперь наполовину робот? – Детектив попыталась улыбнуться, хотя ей было вовсе не смешно. – С искусственной рукой и Четвёртой директивой в голове?

- Нет, не волнуйтесь. В данный момент вы – совершенно здоровая молодая девушка в отличной физической форме. И лёгкие у вас свои, родные, обошлось без пересадки. Просто немного истощены процессом выздоровления. Хорошо ешьте, крепко спите – и через неделю будете как новенькая.

- Так не бывает.

- У нас – бывает. – Куратор усмехнулся шире. – Вы нам нужны здоровой и сильной. Мы хотим, чтобы вы и дальше охраняли госпожу де Мезьер от любых угроз, столь же самоотверженно, как прежде.

- А если я откажусь? – Спросила Саманта просто на всякий случай. Губы уже едва двигались.

- Вы не можете отказаться. «Моррисон и Питт» официально по-прежнему ваше место работы, однако все формальности от вашего лица мы взяли на себя. Контракт подписан, вам осталось только представиться Хильде и приступить к работе. Уверен, вы справитесь. Вы – честная и смелая девушка, вам не придётся утруждаться, чтобы не давать нам повода для вмешательства в вашу… мозговую активность. Когда история закончится – мы уберём контролирующее устройство. Кстати, оно вшито за вашим левым ухом. – Куратор указал пальцем. – Не чешите там слишком сильно. Впрочем, шрама нет, вы ничего не нащупаете.

- Вы… меня очень… обрадовали. – Совсем уж слабым голосом прошептала Сэм. – То, что надо… чтобы подбодрить раненую.

- Это была не моя идея, скажу честно. – Мужчина перестал улыбаться. – Я был против, но начальство решило перестраховаться. Не сомневаюсь, вы и без того не подумаете о предательстве. Работа у вас остаётся прежняя, только гонорар и медицинская страховка станут существенно лучше.  Об устройстве за ухом я рассказал именно потому, что не хочу, чтобы вы случайно себе навредили необдуманным действием. Лучше не беспокойтесь об этом. Когда ваши услуги станут не нужны – мы просто вынем устройство, оставим вас в покое, и вы вернётесь к прежней жизни. А пока – набирайтесь сил. Спите. Когда проснётесь в следующий раз – вас будет ждать плотный завтрак. Всего хорошего.

Куратор встал, отвесил девушке полупоклон, надел шляпу и вышел из комнаты. Сэм действительно почти теряла сознание от слабости, однако сумела, напрягшись до предела, высвободить из-под одеяла правую руку и показать в закрытую дверь оттопыренный средний палец. После чего, наконец, выключилась. Уже ныряя в тёплую бездну беспамятства, детектив подумала, что как бы она не хорохорилась сейчас перед скрытыми камерами, которых не может не быть в палате – ей чертовски страшно. Потому что из подобных историй живьём не выходят – и никакие боевые навыки тут помочь не способны…

 

                  *                                              *                                                     *

2031-й год. Океания.

…Эхо пушечного выстрела прокатилось над узким пляжем, отразившись от прибрежных скал и на миг заглушив трескотню автоматных очередей, визг гаусс-ружей, шелест игломётов. Увы, фугасный снаряд разорвался, не долетев до позиций пришельцев добрую треть склона. Ударная волна и осколки, однако, вынудили их залечь ненадолго, прекратить стрельбу. И отец Хэвен воспользовался мгновеньями передышки, чтобы высунуться из укрытия, окинуть поле боя взглядом.

За минувшую четверть часа положение его отряда из просто плохого сделалось критическим. Впрочем, операция покатилась к чертям с самых первых минут. Задумка была хороша – часть взвода наёмников высаживается на самом удобном участке берега, где пришельцы наверняка десант и ждут, прорывается с пляжа в сторону вражеской базы, стягивает на себя всю охрану. Другая часть бойцов, во главе с Первым, десантируется с другой стороны, захватывает комплекс врага, подрывает его и бьёт противнику в тыл, выручая первый отряд. Фактически же, план провалился ещё на стадии «прорваться с пляжа». Из-за одного единственного пришельца, у которого в руках оказалась ракетница. Он успел дважды ею воспользоваться, прежде чем получил свою пулю…

Танк «Леопард-2», бронированный кулак отвлекающей группы, сейчас торчал в середине пляжа, уткнувшись носом в глубокую воронку. Его лобовая броня выдержала попадание, но обе гусеницы сорвало напрочь, а передние катки были жестоко искорёжены и оплавлены. Пострадало и орудие – танк не мог поднять его достаточно высоко, чтобы вогнать снаряд в позиции «водяных» на каменистом гребне берега.

Бронетранспортёр М113 лежал на правом боку, ближе к воде, почти там, где съехал с рампы десантного катера. Ракета не попала в него, но близкий взрыв опрокинул тяжёлую высокую машину, как пластиковую модель. При этом разбилась мощная радиостанция броневика, которую не глушили помехи, так что солдаты на берегу не могли даже связаться со вторым отрядом. Впрочем, польза от БТР всё ещё была – за ним прятался от огня небронированный грузовичок-генератор.

На песке и гальке пляжа капеллан видел с дюжину тел – в основном, это были наёмники из штурмовой группы и отряда огневой поддержки. Три или четыре штурмовика ещё отстреливались, укрывшись среди камней и обломков техники. А вот от «огневиков» уцелела одна лишь командир. Сержант Третья, невысокая черноволосая девушка, закованная в лёгкую панцирную броню, стояла сейчас на одном колене у борта танка, держа свою огромную электромагнитную пушку стволом вниз. Не по уставу длинные волосы, собранные в хвост, спадали из-под её шлема ниже лопаток. В них запутались какие-то сухие листочки…

- Падре, сержант… - Раздался в наушнике капеллана голос Девятого – капрала-штурмовика. Мощности личных раций хватало, чтобы пробивать помехи метров на сорок. – Десятый и Шестая доползли до меня, мы готовы. Попробуем ещё раз. Двенадцатый прикроет. Вы?

- Прикрою. – Спокойно ответила Третья.

- Бог и мой револьвер будут с вами. – Пришельцы на гребне вновь открыли стрельбу, и священник вжался в песок за круглым булыжником, принялся торопливо набивать барабан своего оружия патронами.

- С Богом-то всяко легче… - Хмыкнул капрал. - Делаем рывок на счёт три. Раз…

Третья встала в полный рост и вышла из-за танка. Вскинула «Молот» - полутораметровой длины ручной рельсотрон.  Зажала спуск. Сказала всё тем же ровным голосом:

- Два…

- Три! – Рявкнул отец Хэвен, уже понимая, зачем она это сделала.

В чёрном комбинезоне и чёрной броне, Третья была идеальной мишенью на фоне белого песка. «Водяные» без промедления перенесли весь огонь на неё – а штурмовики тем временем, вскочив на ноги, рванулись к зарослям у подножия скал. Выстрелы инопланетного оружия взрыли песок вокруг девушки, она словно очутилась в центре песчаной бури. Две или три иглы разбились о её кирасу, одна ударила по шлему, другая скользнула по высокому сапогу, разорвав кожаное голенище ниже колена… а ещё одна попала в плечо. Точно в зазор между кирасой и левым наплечником. Игла пробила тело девушки насквозь, кровь из выходного отверстия брызнула фонтанчиком – но сержант словно и не заметила раны. Только отступила на шаг, продолжая держать «Молот» наизготовку. Пушка в руках девушки гудела всё громче, по длинному стволу уже бегали синие электрические искры…

«Водяные» поняли, что попались на приманку. И, игнорируя жидкую пальбу падре и Двенадцатого, переключились на бегущих по пляжу штурмовиков. Это было ошибкой.

«Молот» перестал гудеть за полсекунды до выстрела. Затем раздался звонкий хлопок, от Третьей ударила полукругом воздушная волна, толкающая перед собой стену пыли – и тонкая белая нить протянулась от ствола рельсотрона к гребню берега. Снаряд «Молота» попросту снёс, распылил выступающий кусок скалы, похожий на зубец крепостной стены. Вместе с несколькими пришельцами, что за этим куском прятались. Остальных, видимо, оглушило – их ружья умолкли. Третья переключила пушку в режим автоматического огня, и дополнительно полила вражеские позиции стальным дождём. Заминки трём штурмовикам хватило, чтобы добраться до зелени, начать подъём вне поля зрения противника.

Секунд через двадцать враг опомнился, ответил беспорядочной пальбой – однако дело было сделано. Третья вернулась под защиту танка, падре и Двенадцатый вновь залегли за камнями. Им оставалось ждать – и они дождались. Вскоре на гребне поднялась канонада, захлопали взрывы гранат. Игломёты и гаусс-ружья захлёбывались одно за другим, пока перестрелка не сошла на нет окончательно. Выглянувший из-за скал Девятый помахал товарищам на пляже каской.

- С Божьей помощью… - Выдохнул отец Хэвен. Его слова подкрепил оглушительный взрыв где-то в глубине острова. И сразу же ожило радио дальнего радиуса – а значит, «глушилка» пришельцев больше не работала.

- «Берег», «Берег», я «Джунгли». – Зашуршал в наушнике едва различимый женский голос. – Меня слышно?

- Плохо, но слышно. – Подтвердил капеллан. Он узнал Вторую – майора, командира снайперской группы. Эта хрупкая женщина средних лет, смахивающая на альбиноса, была второй по старшинству во взводе, но редко пользовалась офицерскими привилегиями. Странно было, что на связь вышла она, а не Первый. – Мы только что подавили сопротивление врага. Большие потери в людях и технике.

- Повторяю за вами. – Отозвалась Вторая. – Была засада. Похоже, вас сдерживали малыми силами, нам достались основные. Первый убит. Восьмой тоже. – Восьмой номер носил командир мобильной группы. – У меня никого не осталось, у «мобильных» - двое. Но комплекс мы зачистили. Вы?

- Примерно так же. – Священник поморщился, прижимая наушник ладонью. - Третья жива. Ещё четверо из штурмовой. Танк, вроде, тоже в порядке… внутри, то есть. Остальные – убиты. Хотя надо проверить тела… Сейчас займёмся. А вы сами как? Лично вы?

- Хорошо. – Вторая помолчала секунду. – Жива. Оставайтесь на пляже, мы скоро подтянемся. Вызовите транспорт туда. Конец связи.

- Конец связи.

Штурмовики уже занялись поиском раненых среди раскиданных по пляжу тел. Отец Хэвен, доверив им это дело, подошёл к Третьей. Девушка сидела у танка, привалившись спиной к броне, уперев «Молот» прикладом в землю между колен. Шлем она сняла, и густые иссиня-чёрные волосы топорщились смешными вихрами. Даже в панцирной броне сержант не выглядела грузной – несмотря на довольно широкие плечи, она всегда казалась тонкой и стройной, как тростинка, а без шлема было отлично видно, насколько девушка молода.

- Как ты, Илка? – Священник присел рядом с ней. Тоже привалился к горячему стальному борту. Лишь к Третьей он никогда не обращался «дочь моя» - знал, что девушке это неприятно. И знал, почему. А ещё он знал её настоящее имя – так же, как она знала его. Среди «Безымянных» такое было редкостью – но что поделать, если в ряды наёмников они пришли вместе. – Я видел, тебя ранило.

- Костюм уже перетянул дырку, кровь вроде не идёт… - Сержант усмехнулась. Впрочем, в её тёмно-синих глазах капеллан видел только усталость. – Но надо будет перевязать нормально. Потом. Просто дырка в коже, ничего страшного. Спасибо, что беспокоитесь.

- О тебе я беспокоюсь всегда, девочка. – Падре ответил не менее кривой усмешкой. – Ты даёшь много поводов.

- Как остальные? – Спросила Третья, пропустив его замечание мимо ушей. – Я не слышала ваш разговор, гарнитура в шлеме…

- Связывалась Вторая. Им там ещё больше нашего досталось. Потеряли Первого и Восьмого…

- Вторая цела? – В голосе сержанта прорезался намёк на беспокойство. Едва-едва заметный.

- Да. Говорит – ни царапинки.

- Хорошо. - Кивнула Третья, обнимая «Молот», прижимая его к груди. – Обидно было бы, если б вышло наоборот. Она сразу сказала, что план идиотский. Первый не послушал, Восьмой поддержал… Хорошо, что выжила она.

- Лучше было бы, если б выжили все. – Заметил капеллан.

- Так не бывает. – Спокойно ответила Третья, глядя куда-то вдаль. Священник проследил за её взглядом, и заметил у горизонта две жирные точки. Десантные катера возвращались, чтобы забрать выживших наёмников и трофеи…

 

                             *                                         *                                                 *

 Ветер гулял над плоским овальным островом. Посвистывал в листьях редких кокосовых пальм, трепал филиппинский флаг над казармами. Шелест листьев, постукивание флага о стальной флагшток, да ещё шум волн - вот и все звуки, которые можно было услышать на этом клочке каменистой суши в предзакатный час.

Подобных островков, величиной не больше футбольного стадиона, между Австралией и Индокитаем было рассыпано великое множество. Словно какой-то великан бросил пригоршню хлебных крошек на сине-зелёную скатерть океана. Некоторые из этих островков имели по несколько названий, у некоторых не было ни одного. Остров, ставший базой для безымянного взвода, был из последних.

Когда-то давно японские военные проложили здесь бетонную посадочную полосу, пристроили к ней ряд ангаров. Японцы ушли, ангары обветшали и рассыпались - а полоса осталась. Почти век спустя люди вернулись на остров. Они привели в порядок полосу, протянули в море длинные причалы, возвели новые ангары, казармы, жилые дома. Подняли над островом четырёхцветный флаг Филиппин.

Вот только к филиппинской армии эти люди никакого отношения не имели.

Смеркалось, но в окнах казарм не горел свет - уже несколько дней в них некому было жить. Люди вообще словно исчезли. Лишь на диком пляже, в отдалении от построек, около самой воды, видно было маленькую человеческую фигурку.

Третья сидела прямо на крупной гальке, подтянув правое колено к груди, обхватив его ладонями. Броню черноволосая девушка сняла, оставшись в чуть мешковатом комбинезоне, но и его расстегнула, спустила до пояса, обвязав рукава вокруг талии. Кроме комбинезона на ней были только чистая белая майка да чёрные тяжёлые сапоги высотой под колено. Ветер холодил её голые плечи, однако сержант даже не ёжилась.

- Простынешь. - Сказал отец Хэвен, останавливаясь за спиной девушки и засовывая руки в карманы сутаны. Сутану падре носил лишь на базе, однако она всё равно была изрядно перешита им для удобства. - Взяла бы ты хоть плед из клуба.

- Плед бы испачкался. - Невозмутимо ответила та. Капеллан не застал её врасплох, разумеется - Третья издалека слышала, как хрустит галька под его башмаками. - Он же не мой, общий.

- Твоё здоровье тоже общее. - Напомнил священник, проходя чуть вперёд, чтобы не говорить собеседнице в затылок. Третья, как обычно, причесалась после душа наскоро, и из её шевелюры опять топорщились забавные вихры. Одна прядь вечно торчала на макушке, словно изогнутая дугой антенна. – Солдат своему здоровью не хозяин. К тому же, ты – сильная, и те, кто слабее, рассчитывают на тебя. Когда тут болеть?

Третья молча встала, отряхнула штанины. Посмотрела на капеллана снизу-вверх - даже стоя, она едва доставала ему до подбородка. Отец Хэвен не понял, что за эмоции отражаются в её глазах, потому кашлянул, сменил тему:

- Ты слушала море здесь?

- Волны шепчут. - Кивнула девушка. И снова села на камни, вытянула ноги в высоких сапогах к прибою. - Жители некоторых островов верят, что море шепчет имена тех, кто скоро умрёт. Нужно только слушать его голос в тишине.

- И... ты слышала? Имена?

- Своего - нет, не слышала, пока что. - Качнула головой Третья.

- А... чьи? - Осторожно спросил капеллан.

- Ничьих не слышала. - Призналась девушка, поднимая на него взгляд и слабо улыбаясь. - Просто шум волн. Я ещё не сошла с ума.

- Фух. - С шутливым облегчением выдохнул священник, улыбаясь в ответ. - А я-то уж думал...

- Но проверить не мешает - вот я и слушаю. - Она нахмурилась. - А пока - к нам гости.

- Гости? - Отец Хэвен сперва не понял, о чём речь, но пару секунд спустя различил за плеском воды едва-едва слышимый гул пропеллеров.

- Там. - Указала пальцем куда-то на север, в сторону океана, Третья. - Снижается.

- Должно быть, это наше пополнение. - Решил падре, хотя сам никаких признаков самолёта в указанном направлении разглядеть не смог. - Лидер будет их встречать.

- Я не пойду. - Пожала плечами девушка.

- Всё равно через час ужин. - Хмыкнул капеллан.

- На ужин - приду.

- А до ужина - будет знакомство и брифинг для новеньких. Пожалуйста, приди в столовую на полчаса раньше, пусть они хоть лицо твоё увидят...

Третья неопределённо буркнула себе под нос. Обычно это означало «Да», однако ставить на это деньги падре не взялся бы. Ему и без того маловато платили…

 

Конец первой главы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

                                                        Глава 2

2031-й год. Нью-Йорк.

Во второй раз Саманта Мэйсон проснулась не в пустой холодной комнате с белыми стенами, а в самой обычной одноместной палате. Открыв глаза, она некоторое время лежала неподвижно, прислушиваясь к своему телу. Тело… определённо хотело есть. В остальном всё, кажется, было в полном порядке. Разве что обещанная Куратором слабость дала о себе знать, когда девушка откинула одеяло и попыталась сесть. Голова немедленно закружилась, пришлось плюхнуться обратно на подушку. Но уже через минуту головокружение прошло – и со второй попытки детектив смогла-таки спустить ноги с койки, усесться прямо. Чтобы сохранить вертикальное положение, правда, пришлось вцепиться в край кровати, но это было уже лучше, чем ничего. Переведя дух, она огляделась. Палата выглядела достаточно богато, стену украшал современный телевизор, а прикроватную тумбочку – белый пульт с рядком клавиш. Отыскав на пульте кнопку вызова сиделки, Сэм вдавила её без колебаний.

Явившаяся вскоре молодая медсестра приветствовала Саманту дежурной, словно приклеенной, улыбкой:

- Рада видеть, что вы уже не спите, мисс Мэйсон. Скоро обед, а вы уже несколько дней не принимали твёрдой пищи. Я позову вашего врача и передам на кухню, чтобы для вас приготовили соответственный рацион.

- С… спасибо. – Невольно поморщившись, рыжеволосая девушка потёрла висок ладонью. От негромкого голоса сиделки у неё неожиданно заболела голова. – Простите… Скажите, пожалуйста, что это за госпиталь и давно ли я сюда поступила?

Медсестра с готовностью ответила, что они находятся в небольшой частной больнице в пригородах Нью-Йорка, и что Саманту сюда поместили четыре дня назад с симптомами сильного истощения. Кто поместил – она не знала, но посоветовала обратиться за уточнениями к лечащему врачу. Того ждать долго не пришлось. Доктор – усатый высокий итальянец лет тридцати – вошёл в палату, весело насвистывая, засунув руки в карманы белого халата. Он споро осмотрел девушку, попутно отвечая на её вопросы. Да, её доставили не на «скорой». Да, оплатили полный курс реабилитации вперёд. Наличными. Нет, не представились. Нет, лиц доктор не помнит. Нет, ни о чём не спрашивал. Здесь так не принято.

Из ответов, и из более чем приличной обстановки палаты, детектив сделала очевидный вывод – это не просто частная клиника, а одно из тех заведений, где иногда лечатся от последствий алкоголизма или наркомании люди, чьих фамилий персоналу лучше не знать. У клиники точно нелады с законом, но подстреленный гангстер, желающий нелегально залатать дырку в шкуре, сюда не сунется.

- По большому счёту, всё с вами в порядке. – Констатировал врач, завершив обследование. – Вы прямо сейчас здоровее, чем многие наши пациенты к моменту выписки. Но домой я бы на вашем месте не торопился. Попробуйте пройтись – вас будет шатать. Да и желудок ваш пока готов только к жиденьким больничным кашам, едва ли вы сможете правильно питаться на дому.

- И всё же – какой самый ближний срок, когда я смогу выписаться? – Настойчиво поинтересовалась Сэм, оправляя просторную пижаму, сползающую с плеча.

- Да хоть завтра-послезавтра. – Хмыкнул итальянец. – Лучше послезавтра, но если вам совсем уж неймётся…

- Мне неймётся, док. – Кивнула девушка. И почесала за левым ухом. Шрама там не было.

Остаток дня она провела не без пользы – потихоньку приводя себя в норму. Медсестра помогла девушке расчесать её роскошную рыжую гриву, заплела привычные косички на висках – сама Сэм не смогла этого сделать из-за дрожащих пальцев. Затем детектив умылась и сменила пижаму. Стащив старую через голову, она заглянула в уборную и, обнажённая, посмотрелась в зеркало.  Тени под глазами, запавшие щёки – это всё ожидаемо. Выбило из колеи девушку иное – шрамов не было. Абсолютно никаких следов от трёх пуль, что вошли в её грудь, разрывая кожу и плоть. Детектив слишком ярко помнила эту боль, чтобы сомневаться. Ранения были. Ранения исчезли. Ни единой отметины на коже. Мотнув головой, Сэм с некоторой опаской потрогала кончиками пальцев свой правый бицепс – слава Богу, старый шрам от пореза остался на месте. В правую руку Саманту ткнул самодельным клинком подозреваемый во время задержания, когда девушка ещё служила в патрульной полиции.

- Мнда… - Протянула она, не зная, что и думать. – Сколько вариантов открывается… клон, киборг, двойник…

Мысль, высказанная в шутку, неожиданно вызвала холодок под сердцем. А что если и правда – труп рыжеволосой Саманты Мэйсон, с тремя пулевыми ранениями в груди, лежит сейчас в каком-нибудь тайном морге, укрытый простынёй, а она сама – нечто иное, с воспоминаниями покойной в голове? В свете всего произошедшего с миром вообще, и с Сэм в частности, над такой вероятностью не тянуло посмеяться.

- К чёрту! – Девушка отвесила себе пощёчину – и чуть не упала. Пришлось ухватиться за косяк уборной, привалиться к нему плечом. – Ещё самой себе проблем выдумать не хватало. К чёрту это! Не хочу думать… - Она неожиданно для самой себя всхлипнула, шмыгнула носом. – Не хочу…

После обеда детектив ощутила прилив сил и попросилась на прогулку. Она смогла пройтись по коридору этажа из конца в конец несколько раз, прежде, чем выдохлась. Сиделка следовала за ней, но помощь Саманте не пригодилась.

Ночь прошла будто по щелчку выключателя – вот Сэм положила голову на подушку, а вот её будит медсестра, принёсшая завтрак. Беря в руки ложку, девушка не без радости отметила, что пальцы больше не дрожат. Усатый доктор знал своё дело – слабость и близко не покинула тело детектива, однако она действительно уже ощущала себя в силах покинуть больницу. О чём и заявила на утреннем осмотре. Итальянец с тяжким вздохом махнул рукой: «Дело ваше. Угрозы жизни нет, не имею права задерживать».

В окошке выдачи личных вещей старушка-дежурная долго елозила пальцем по журналу регистрации, пока не прочла, наконец, вслух:

- Саманта Аделаида Мэйсон. Так?

- Просто Саманта Мэйсон. У меня нет среднего имени. – Поправила девушка. Своё второе имя она терпеть не могла, и даже не вносила его в официальные бумаги, когда это было возможно. 

- Вещи записаны за Самантой Аделаидой Мэйсон.

- Хорошо. – Сдалась Сэм. – Это я. Саманта. Аделаида. Мэйсон.

Старушка фыркнула и захлопнула журнал. Окликнула медсестру-помощницу. Та споро разложила по стойке вещи. Кожаная куртка, чёрная водолазка, короткие шорты, ремень, шнурованные сапоги, похожие на очень высокие берцы, чёрные колготки, пара белого белья, золотая цепочка, бумажник, электрический фонарик-карандаш, блокнот, авторучка, потёртый мобильный. Колготки и бельё были новые, в упаковке, да и водолазку разве что бирка из магазина не украшала. Пулевое отверстие в куртке, проделанное самой Сэм, оказалось аккуратно заделано.

- Даже об этом позаботились… - Пробормотала под нос девушка. Вскинула голову. – Простите, это всё?

- По списку – всё. – Заверила дежурная, глядя на рыжую пациентку с подозрением. В больнице, где весь персонал был неплохо вышколен, эта пожилая дама определённо выделялась. – У вас есть жалобы? Что-то пропало?

- Нет, ничего. – Качнула головой Сэм. Хотя могла бы сказать: «Пропали пистолет, кобура и запасной магазин при ней».

- Деньги пересчитайте. Должно быть сто семнадцать долларов и девять центов.

Сэм пересчитала. Затем вызвала такси и вернулась в палату, чтобы переодеться. Удивительно, как приятно было вновь натянуть водолазку – девушка так привыкла к ней, что ощущала дискомфорт, когда мягкий воротник не охватывал шею. Привычная тяжесть высоких ботинок на ногах и верной куртки на плечах окончательно подняли детективу настроение, вселили в неё толику уверенности в своих силах.  

- Мы ещё побарахтаемся. – Прошептала Саманта, покидая холл больницы. Такси уже ждало её за оградой.

Детектив снимала тесную квартирку в одной из ветхих многоэтажек – единственная комната, вечно сломанный лифт, продуваемая ветром лестничная клетка. Но всяко лучше родительского дома. Не то, чтобы Сэм плохо жилось с родителями, однако вырваться из-под отцовского надзора было целью её жизни лет с двенадцати – и добилась она этого лишь недавно. Работа, найденная без отцовской протекции, и личное жильё – вот своего рода символы её успеха. Пусть в жилье и капает с потолка…

Поднявшись по лестнице, девушка отперла дверь, разулась в крошечной прихожей, прошла в комнату, щёлкнув выключателем. Замерла на пороге. Выругалась. На диване перед телевизором, который служил девушке заодно и постелью, лежали кобура с её серебристым «кольтом» модели М1911, пухлый конверт без маркировки и новенький мобильный телефон с сенсорным экраном. Со стоном упав на диван, она откинулась на спинку, наощупь взяла конверт, вскрыла его. В конверте обнаружились толстая стопка стодолларовых купюр, авиабилет и паспорт Саманты. Авиабилет был в Германию. Куплен сегодня, дата отлёта – завтрашняя.

- И на том спасибо. – Сэм бросила билет на пол, взяла сенсорный телефон. Экранчик засветился от прикосновения её пальца. В уголке мигало извещение о новом электронном письме. Девушка неуверенно ткнула в него ногтем – несмотря на юный возраст, она была малость ретроградкой и вообще плохо понимала, как работает техника без кнопок. Письмо, тем не менее, открылось. «Одновременно с покушением на Хильду де Мезьер было совершено нападение на её отца. – Сообщали мелкие чёрные буковки на синем фоне. – Успешное. Рудольф де Мезьер убит. Три дня назад Хильда отбыла в Германию, чтобы принять дела фирмы и организовать похороны. Поскольку ваше самочувствие улучшилось, вам надлежит последовать за ней. Формальности улажены. Дальнейшие инструкции получите по прибытии в Европу. Куратор. P.S. Данное сообщение автоматически удалится после закрытия».

- А сам телефон-то не взорвётся? – Вслух поинтересовалась Саманта. Ей, конечно же, никто не ответил. Она с некоторой опаской отложила мобильный, достала другой – свой. Повертела его в руках. Оставаться один на один с происходящим было страшно до чёртиков. Но кому звонить? Отцу? Пусть они разругались, когда Сэм ушла из полиции, не прослужив и года, но в беде старик её не оставит. Только что он сделает – отставной патрульный, слишком честный, чтобы обзавестись полезными связями? Лучше даже не извещать, для его же блага… Мистеру Моррисону, в агентство? Что-то подсказывало Саманте, что её новые наниматели с ним уже пообщались, и лезть в их дела пронырливый хозяин детективного агентства не станет. А больше некому. Всё. Разве что пойти и сдаться в ЦРУ. Глядишь, там разберутся.

Невесело рассмеявшись, Сэм спрятала телефон в поясной чехол и включила телевизор. Даже не глянув на экран, направилась к шкафу – предстояло собрать вещи…

 

            *                                                  *                                               *

2031-й год. ФРГ.

Особняк семейства де Мезьер, вопреки ожиданиям, располагался не в одном из престижных посёлков – он гордо высился в полном одиночестве посреди каменистой равнины, ограниченной с двух сторон нитками скоростных шоссе. До ближайшего города отсюда было почти час езды, если особо не разгоняться. Так как вертолётной площадки у виллы не обнаружилось, Саманта предположила, что покойный магнат не жил в ней постоянно, большую часть времени проводя на городской квартире, поближе к офису фирмы. Где его и взорвали недавно. Хильда же поселилась здесь, в загородном имении. Какие бы мотивы ей не двигали, немка ощутимо облегчила работу как Сэм, так и своим возможным недоброжелателям.

Новое сообщение на «казённый» телефон Саманта получила, едва оставив за спиной берлинский аэропорт. Куратор сообщал, что личный контакт с охраняемой особой стоит отложить. Хильда теперь постоянно окружена отцовскими телохранителями, ещё один защитник погоды не сделает. Сэм же стоит вернуться к прежнему занятию – наружному сопровождению.

Вселившись в дешёвый отель на окраине, девушка улеглась на сыроватую кровать, положила на колени блокнот и, покусывая авторучку, составила для себя план. Ходить хвостом за немкой круглые сутки она не могла физически. Нужно же когда-то спать, есть, отлучаться в уборную – а напарника, способного подменить, таинственные наниматели выделить не удосужились. Значит, нужно прикрывать де Мезьер только в периоды наибольшего риска. Согласно письму Куратора, днём она работает в офисе, в городе, разбирая бумаги отца. Вечером возвращается в особняк. Охрана при ней всегда. Неведомые враги один раз уже пытались устроить покушение в людном месте – с их стороны было бы глупо повторяться. А вот особняк в безлюдном месте – хорошая мишень. Да, охраны там много, и, может, именно поэтому Хильда поселилась в нём – чувствуя себя спокойнее, когда вокруг крепкие стены, слуги, телохранители, и нет посторонних. Но и у противника окажутся развязаны руки – можно хоть штурм с артобстрелом учинить, куча времени пройдёт до прибытия полиции. Вывод? Придётся временно стать совой. Благо, не в первый раз. Ночные дежурства – дело привычное что по полиции, что по работе детективом. Вырвав из блокнота исписанный размашистыми каракулями листок, Сэм спрятала его в карман, настроила будильник в телефоне, перевернулась набок и заснула, даже не раздевшись. Заступить на первую «стражу» ей предстояло лишь вечером.

Взятый напрокат «фольксваген» детектив спрятала довольно далеко от обочины. Пока солнце клонилось к закату, обошла по кругу особняк, сохраняя солидную дистанцию. Отыскала превосходное место для наблюдения – голый пятачок, окружённый кустами в полтора метра высотой. Выщипав по листочку пару «амбразур» в зарослях, Сэм получила приличный обзор на ограду особняка – в том числе на подъездную дорогу и ворота. Тот факт, что кусты в столь удобном местечке не были срублены, ярко характеризовал компетентность местной службы безопасности. К тому же, единственный патруль из двух человек ходил вокруг стального забора виллы, не удаляясь от него и на три шага. Вероятно, наиболее толковые телохранители погибли при взрыве вместе с хозяином, а имение охраняли по остаточному принципу. Во всяком случае, Саманте хотело в это верить. Девушка перегнала машину поближе, установила на приглянувшемся пятачке складной походный стульчик, поставила рядом термос с кофе и сумку с другими нужными вещами. Изначально она не планировала вести себя настолько нагло, но раз уж обстоятельства позволяют…

Оставшееся до темноты время Сэм провела, выискивая другие удобные позиции для наблюдения. Их в любом случае стоило держать под присмотром – вдруг появятся конкуренты? Наконец, когда сумерки почти перешли в ночь, детектив вернулась на облюбованный пятачок, уселась на стул и достала из сумки охотничий монокуляр – простенькое оптическое устройство с пассивным прибором ночного видения. Через него мир казался зеленоватым и контрастным, зато прохаживающиеся вдоль забора охранники были отчётливо видны даже в лунном свете.

Первая ночь прошла без происшествий – разве что Сэм немного замёрзла и окостенела. Едва забрезжил рассвет, из ворот особняка выкатился целый кортеж, включавший три огромных внедорожника с тонированными стёклами, выехал на шоссе, умчал в сторону города. Саманта последовала за ним – не стараясь, впрочем, держать кортеж в поле зрения. Путь Хильды лежал в центр, в офис фирмы, детектив же ехала отсыпаться в отеле.

На вторую ночь девушка оделась потеплее – сменила колготки на более плотные, а водолазку на чуть более толстую. Заодно прихватила из номера колючий плед, который потом накинула на ноги. И снова до утра бороться пришлось лишь с зевотой.

События начали развиваться в её третье дежурство.

За час до рассвета детектив уже привычно поглядывала в окуляр, грея свободную руку о крышку термоса, наполненную кофе, когда заметила неладное. Патруль, проходивший мимо ворот каждые десять минут, не появился. Это, видимо, обеспокоило и охранников на воротах. Из будочки сторожевого поста вышел телохранитель, что-то сказал двум другим. Потом бегом бросился в особняк. Оставшиеся двое проводили его взглядами – и вдруг почти одновременно упали. Словно кто-то перерезал нити марионеток.

- Твою ж!... – Шёпотом выдавила Сэм. Первым порывом девушки было вскочить – но она помнила, что кусты вокруг не прикроют её в полный рост. Подавив желание действовать, детектив приникла к окуляру. Из теней у ворот появились два чёрных силуэта – люди в мешковатых комбинезонах и, видимо, масках-балаклавах. Оба сжимали в руках то ли винтовки, то ли пистолеты-пулемёты с толстыми стволами – очевидно, снабжённые глушителями. «Силуэты» проделали какие-то манипуляции у ворот, распахнули их, словно те и не были заперты, повторили этот фокус у парадных дверей особняка и исчезли внутри.

- А-а, чёрт! – Саманта бросила окуляр в сумку, торопливо опустилась перед ней на колени. Достала ножны с армейским боевым ножом и пластиковый подсумок с двумя магазинами к «кольту». Прицепила их к ремню шорт, ринулась к вилле, согнувшись чуть не вдвое. На бегу достала мобильный, набрала полицию, хрипло бросила оператору: «Охрана особняка де Мезьер! Вооружённое нападение! Высылайте помощь!», и отключилась, понадеявшись, что дежурный понимает по-английски. Ну, или хотя бы среагирует на фамилию де Мезьер.

Проще всего было войти через ворота – но за ними могли наблюдать сообщники напавших. Сэм не сомневалась, что тех больше, чем двое. Наверняка вторая группа вошла с чёрного входа. И кто-то страхует издали – дай Бог, чтобы не снайпер. Потому девушка просто подбежала к ограде, подпрыгнула, ухватилась за верхний край и одним рывком перебросила себя через неё – едва-едва не задев идущие поверху острые пики. Если при этом врубилась какая-то сигнализация – даже к лучшему. Приземляясь, детектив чудом не подвернула ногу, однако останавливаться не стала – пружинисто вскочила, промчалась вдоль стены здания, взбежала по мраморным ступеням. Ворвалась в холл с пистолетом наизготовку. И на широкой лестнице, ведущей прямо из холла на второй этаж, почти нос к носу столкнулась с четырьмя противниками. Двое в комбинезонах, с бесшумными МР5SD на ремнях, вели скованную наручниками Хильду де Мезьер, вывернув ей локти. Ещё двое, держа такое же оружие в руках, их прикрывали. К счастью, в первое мгновенье Саманту увидел лишь один из них – второй в это время пятился, следя за тылом. «Чёрный» оперативник не удивился незапланированной встрече – тут же вскинул пистолет-пулемёт, согнул указательный палец… Но девушка тоже ждала столкновения – и выстрелила долей секунды раньше. Кусочек горячего свинца вошёл «чёрному» точно в лоб и спуск он вдавил, уже валясь на спину. Пули просвистели над левым плечом детектива, колыхнув волосы. Сэм не дала напарнику убитого обернуться – выстрелила тому в спину и в затылок, рванулась вправо, собираясь перескочить через резные перила. Прикончить двух оставшихся прежде, чем те возьмутся за оружие, она никак не успевала – а сама у подножия лестницы была как на ладони.

И тут в бой вмешался неожиданный фактор – пленница. Уцелевшие похитители отпустили локти Хильды, чтобы перехватить свои пистолеты-пулемёты – а немка немедленно этим воспользовалась. Рухнув на ступеньки, она крутанулась на пятой точке, ловко подсекла ноги одного, ударила плечом под колено другого. Первый «чёрный» свалился рядом с ней, второй лишь пошатнулся – но это дало Сэм лишнюю секунду. Передумав искать укрытие, детектив рванулась вверх по пролёту. Шагая через ступеньку, она всадила четыре пули в устоявшего на ногах оперативника, уронила опустевший пистолет и прыгнула на последнего врага, выхватывая боевой нож – их разделяли считанные метры. Враг встретил девушку ударом ноги из положения лёжа, но Сэм успела чуть повернутся, отчего каблук лишь скользнул по её рёбрам. Саманта же буквально рухнула на похитителя, весом всего своего тела продавив выставленную в блоке руку «чёрного» и вогнала ему широкий клинок под подбородок. Только поднимаясь, она заметила, что Хильда в это время прижала плечом к ступеньке оружие противника вместе со второй рукой.

Всё было кончено. Ни один из квартета нападавших не подавал признаков жизни – даже получивший четыре пули в грудь, хотя на нём мог быть бронежилет. На всякий случай Сэм высвободила клинок и ткнула его ножом в шею. Для гарантии. Вытерев лезвие о комбинезон покойника, сунула в ножны. Встала. С удивлением поняла, что вся дрожит крупной дрожью – даже зубы стучат. Никогда прежде всплеск адреналина не вызывал у девушки подобной реакции. Но и убивать так ей не доводилось. Пару лет назад она застрелила вооружённого грабителя наповал, и не раз стреляла подозреваемым по рукам и ногам. Но убийство ножом – это совсем иное. Ощущение, когда клинок входит в плоть… Саманта сглотнула и спустилась к основанию лестницы за «кольтом».

- Эй! – Окликнула её де Мезьер и что-то сказала по-немецки. Увидев растерянность рыжеволосой девушки, повторила на хорошем английском: - Освободи меня! Ключи от наручников в кармане у вот этого. В правом, брючном. Сама видела.

- Да… да, мэм. Сейчас. – Перезарядив пистолет, детектив умело обыскала карманы покойника, нашла знакомый по прежней службе ключик от наручников, сняла их с немки.

- Хах… А я тебя знаю, рыжая. – Сказала Хильда, растирая запястья. Сказала именно так, с обращением на «ты», используя архаичное «thou». – Ты была в Нью-Йорке. Первой заметила пистолет у того парня. Да и раньше ты за мной таскалась.

- Да, мэм. – Кивнула Саманта. – Меня нанял ваш отец для наружного сопровождения. Контракт долгосрочный, поэтому я была здесь последние дни. Когда началось нападение, поспешила на помощь. Полицию вызвала сразу, но ждать их скоро не стоит.  Вы не ранены? И уцелел ли кто-то из внутренней охраны?

- Боюсь, никто. – Мрачно буркнула немка, подтягивая к себе за ремень один из пистолетов-пулемётов. – У меня болит башка и мёрзнут ноги, если интересно. В остальном – порядок. – Закинув оружие на плечо, она с интересом глянула на свою спасительницу. – Судя по истории в Нью-Йорке, ты не хочешь меня убить. Теперь я вижу, что ты не хочешь меня похитить. Так что охотно поверю, что ты мой единственный настоящий друг сейчас. Рыжая, как тебя зовут?

- Саманта Мэйсон, мэм. Боюсь, нам нужно уходить отсюда. Если снаружи остались враги, скоро они войдут в особняк, чтобы выяснить судьбу товарищей. – Детектив сжала рукоять «кольта» обеими руками. Дрожь унялась. - Если их хотя бы ещё четверо, защитить вас я не смогу. И простите, ваша вилла не так велика, чтобы играть тут в «Рэмбо».

- Согласна. - Немка склонилась над одним из убитых, стянула с него маску. Нахмурилась, вглядываясь в лицо светловолосого мужчины лет сорока. – Не знаю его… Рыжая, есть варианты?

- Впервые его вижу, мэм. – Покачала головой Саманта.

- Я про наши дальнейшие действия.

- Нужно выбраться на шоссе и ехать в город. Возможно, на полпути встретим полицию. Моя машина припаркована довольно далеко, но возможно, мы сумеем добраться до неё незамеченными.

- Хорошая идея. – Хмыкнула немка. В полосатой брючной пижаме, босая, с МР5 на плече, она выглядела почти комично – но на лице молодой женщины читались злость и боевой задор. – Только к чему тащиться за твоим авто через колючку? Пойдём, покажу тебе своих красавцев.

Почти бегом они спустились в подземный гараж. Хорошо освещённая бетонная пещера раскинулась, такое впечатление, под всем особняком. Вдоль стен выстроился десяток автомобилей, и свободного места хватило бы ещё дюжине.

- Я возьму ключи, ты открой ворота. – Деловито распорядилась де Мезьер. – Поедем вон на той, серебристой. У неё салон бронирован – пригодится, если нас ждут на выезде.

Она указала на спортивного вида приземистую машину. Саманте не доводилось раньше видеть подобных, но судя по огромной эмблеме во весь радиатор, это был «мерседес».

- Лучше на ней. – Детектив ткнула пальцем в один из чёрных внедорожников охраны. – Если напавшие приготовили засаду у выезда на шоссе, броня от неё может не помочь. На джипе я выведу нас к дороге через заросли. Больше шансов проскочить.

- Молодец, рыжая. – Одобрительно хмыкнула немка. – Хорошо водишь?

- Прилично. – Кивнула Сэм. Уверенное поведение Хильды позволило ей на время отвлечься от лёгкого смятения на душе и просто следовать за немкой, особо не включая голову. Но теперь она оправилась от пережитой схватки и снова начала думать. – В полиции научили.

- Тогда сделаем по-твоему. Не копайся!

Де Мезьер сняла нужный ключ со стенного стенда, отперла внедорожник. Саманта же ударила кулаком по кнопке открытия ворот, и опрометью метнулась к машине, пока створка ползла вверх. К тому моменту, когда проём полностью открылся, она уже была за рулём и пристёгивалась ремнями безопасности. Хильда уселась рядом, положив МР5 на колени.

- Пригнитесь, мэм. – Посоветовала детектив, поворачивая ключ зажигания. Тяжёлый джип покатился вперёд, плавно набирая ход. Взъехал по пандусу, развернулся на узком пяточке между стеной особняка и оградой, но двинулся не к распахнутым главным воротам, а к закрытым задним. Разогнавшись немного, врезался в них носом, сорвал замок и распахнул створки. За забором тут же свернул с асфальтовой дорожки, перебрался через неглубокую канаву и с треском вломился прямо в кусты. Подпрыгивая на ухабах, зигзагами направился в сторону далёкой ленты шоссе.

- Ну вот, кажется проскочили. – С облегчением выдохнула немка. – Может, и не было…

Что-то звонко ударило по задней части кузова внедорожника. И ещё раз. Сэм, не раздумывая, заставила Хильду пригнуть голову, сам чуть ли не вжалась грудью в руль. Третий удар сопровождался стеклянным хрустом. Оглянувшись, детектив увидела пулевое отверстие в одном из задних боковых окон.

- Газуй, гром и молния! – Прорычала немка, которую Сэм всё ещё держала за затылок, не давая выпрямиться.

Джип, управляемый рыжеволосой американкой, выпутался из кустов, проскочил полосу голой земли и взобрался на дорожную насыпь. Взвизгнув шинами, помчал к городу, чьи крыши едва виднелись на горизонте. Теперь перевела дух и Саманта. В зеркалах заднего вида было пусто – ни намёка на погоню. Хотя на пустынном шоссе, вдали от города, похитители ещё могли попытаться взять реванш. Совсем уж расслабляться было рано.

- Через пару километров будет поворот на второстепенную трасу, свернёшь туда. – Сказала Хильда, убирая пистолет-пулемёт с колен. – Въедем в город с другой стороны.

- Думаете, ещё может быть засада?

- Может и засада. А ещё не хочу встретить полицию, если та сейчас мчится в особняк.

- Почему, мэм? – Саманта покосилась на спутницу. Та спрятала оружие под ногами и теперь придирчиво рассматривала свою грязную босую пятку.

- Потому что не понимаю толком, что происходит вокруг, рыжая. Едем в одно тихое местечко, откуда осмотримся. – Немка назвала адрес.

- Это точно не рядом с моей гостиницей. – Слабо улыбнулась детектив. – А других мест в городе я не знаю.

- А, дьявол. Ну ладно, просто покажу дорогу на пальцах. Думаю, ты справишься. – Хильда неожиданно ответила ей такой же слабой, усталой, но на удивление искренней улыбкой. – Мне почему-то хочется в тебя верить, рыжая. Прям-таки очень хочется. Лицо у тебя честное, что ли?...

 

                                    *                                          *                                               *

2031-й год. Океания.

Летающие лодки служат долго, но пузатый четырёхмоторный «Сандерленд», принадлежащий Безымянным, в лучшие свои годы гонял волков Дёница и японские субмарины где-то у берегов Мадагаскара. Каждый раз, когда самолёт касался воды при посадке, отцу Хэвену казалось, что он рассыплется. Вот и сейчас священник затаил дыхание, наблюдая за приводнением. Разумеется, и на сей раз обошлось – гидроплан благополучно сбросил скорость, начал выруливать к причалу.

- Осел глубже обычного. Опять щели в днище разошлись, вода в трюм попала. – Мрачно констатировал Лидер, поправляя воротник своего офицерского плаща. – Помните, в прошлый завоз три мешка сухарей подмокло? Техники божились залатать…

Самолёт с пополнением встречали трое – Лидер, Хэвен и майор Вторая. Компания выглядела колоритно. Лидер – богатырского роста и сложения ирландец лет сорока пяти, лысый, зато щеголяющий чёрными усами и бакенбардами на зависть генералам позапрошлого века. Вторая – тоненькая женщина непонятного возраста с бледной кожей и белоснежными волосами до плеч. О том, что волосы не всегда были белыми, напоминали каштановые пряди на висках, которые майор заправляла за уши. На носу у Второй были тонкие очки, за которыми поблескивали умные глаза водянисто-красного цвета. Ну и сам падре в своей сутане с нашитыми карманами и петлями для оружейного ремня не казался рядом с ними лишним. Не хватало только Илки Джефферсон, закованной в чёрные доспехи - и командный состав взвода был бы в сборе.

Рабочие-вьетнамцы принайтовали «Сандерленд» к деревянному причалу, занялись разгрузкой трюма – судя по их ругательствам, там действительно было полно воды. Из узкого пассажирского люка тем временем выбирались новобранцы. Было их около двух дюжин, и Хэвен сразу выделил знакомые по фотографиям лица – личные дела будущих командиров групп он просмотрел заранее. После минутной неразберихи, солдаты выстроились двумя неровными шеренгами перед пирсом. Наблюдавшему за их суетой капеллану вспомнилось: «Армия без командира – лишь толпа вооружённых людей». Хотя все прибывшие имели опыт военной службы, они не знали друг друга, и не могли действовать слаженно – пока один из них, русоволосый загорелый парень, не принялся покрикивать на остальных командирским голосом. Именно он и построил бойцов на берегу, после чего вышел вперёд, рапортовал о прибытии, как он выразился, «маршевой роты».

- Доклад принят, капитан. – С довольной усмешкой ответил ему Лидер. – Вольно. Я уже рад, что именно вы теперь – наш номер Первый.

Ирландец заложил руки за спину, обвёл взглядом шеренги. При огромном росте и широких плечах, в оливковом мундире войск ООН без знаков различия, в фуражке без кокарды, в длиннополом сером плаще, он производил довольно грозное впечатление.

- Поздравляю с прибытием на Базу, бойцы. – Медленно, и не слишком громко произнёс офицер. Шум волн, плещущих о сваи пирса, однако ж, не заглушал его слова. - Среди вас нет вчерашних рекрутов, все вы - опытные солдаты. Потому не буду затягивать с формальностями. С сегодняшнего дня вы - действующие члены нашего взвода. У взвода нет названия, у базы - имени. У вас, с этого момента, тоже. На пункте сбора вам всем должны были выдать жетоны с личными номерами. Эти номера отныне заменят вам имя - на весь срок службы в составе отряда. Заучите и запомните их как следует. Это первое, и, возможно, последнее, о чём я вас прошу после зачисления во взвод. В будущем я буду вам приказывать. Я - командир и администратор Базы. Называйте меня Лидер. Мой ранг – полковник. Второй старший офицер на Базе, в ранге майора, стоит по левую руку от меня. Это Вторая - командир снайперской группы.

- Сегодня я буду вашим гидом. - Улыбнувшись, бесцветная женщина подняла узкую, словно бы полупрозрачную ладонь и помахала ей. Несмотря на странноватую внешность снайпера, её улыбка всегда была приятной, а голос – мягким. – Познакомлю с базой и обязанностями.

- Справа от меня – отец Хэвен, совесть нашего отряда и человек с ценным военным опытом. – Продолжал Лидер. – Его должность во взводе – капеллан, но советую воспринимать падре как ещё одного моего заместителя. Сейчас майор Вторая проведёт вас в казармы. Ровно в семь, то есть через полчаса, в здании клуба мы познакомим вас с оставшимся руководством взвода и друг с другом. Затем проведём первый брифинг. Надеюсь, на него никто не опоздает. У меня всё. Передаю вас Второй.

Жестом он попросил нового Первого не следовать за товарищами. Вскоре площадка перед причалом опустела – кроме таскающих ящики рабочих, остались лишь ирландец, молодой капитан и Хэвен.

- Пройдёмся. – Предложил Лидер. – Изучить базу вы ещё успеете. Теперь здесь ваш дом, и надолго.

Втроём они зашагали вглубь острова, в сторону взлётно-посадочной полосы. Первый явно ждал, что ирландец собирается что-то сказать, но, не дождавшись от него ни слова, через десяток шагов сам подал голос:

- Разрешите обратиться?

- Конечно. – Кивнул Лидер. – И держитесь свободней. Субординация у нас есть, но здесь не армия.

- Да, сэр. – Капитан говорил по-английски с заметным акцентом, судя по его досье, русским. – Я должен вам признаться, что несколько удивлён наличием в штате взвода капеллана. Не в обиду святому отцу…

- Святой Отец – в Риме. – Мягко поправил Хэвен. – Я – просто «отец».

- Не знал, извините. Просто это кажется мне довольно необычным. Особенно в наёмном отряде, где служат люди разных конфессий.

- Ну, надо признать, изначально в расписании должностей отряда капеллана не было. – С улыбкой признал ирландец. – Однако, когда мы нанимали специалиста по тяжёлому оружию, оказалось, что с ней в комплекте идёт ещё священник. По-отдельности не продавались, так сказать. Пришлось взять обоих, завести должность для падре. В итоге не пожалели.

- Специалист по тяжёлому оружию – сержант Третья, вы её пока не видели. – Добавил Хэвен. – Мы с Третьей старые друзья, куда она – туда и я. Сержант – хороший солдат, вы поладите.

Мужчины пересекли бетонную полосу, миновали здание клуба и очутились перед небольшим сборным домиком, дверь которого украшала большая белая буква «эль».

- Моё жилище и стратегический штаб. – Пояснил Лидер. – Вход в жилую комнату с другого конца, это дверь в кабинет. Совещания проводятся именно в нём, запомните на будущее. Здесь же мы и планируем операции.

Кабинет командира базы занимал две трети домика. Главной достопримечательностью оказался застеленный картой Океании теннисный стол, ещё один, письменный, пристроился около дальней стены. Именно за него уселся ирландец, предложил спутникам пластиковые стулья.

- Разговор у нас будет недолгий. – Лидер облокотился о столешницу, сплёл пальцы. Глянул поверх них на Первого. – Личные темы, вроде ваших мотивов для службы, я затрагивать не намерен. Рассказывать про взвод – тоже. Многое вы уже должны знать, раз подписали контракт. Но некоторые детали требуют уточнения. Для начала поясню, что я – не самая большая шишка в отряде. Я не столько Лидер, сколько Администратор. В бою взводом командует Первый – теперь это вы. Стратегические задачи нам выставляет Зеро – наш наниматель. Именно он, а не я, сформировал отряд, он нас снабжает и направляет, ему мы передаём трофеи.

- И кто он – мы, конечно же, не знаем, я правильно угадал? – Хмыкнул молодой капитан.

- Правильно. – Лидер повёл плечами. – Это и не важно. Лишнее любопытство – не то качество, которое ценится среди Безымянных. Конечно, кое о чём можно судить по характеру нашей работы. В основном мы добываем трофеи – захватываем корабли и наземные базы «водяных», передаём захваченное нанимателю. Иногда получаем другие задания – защищаем поселения, сопровождаем грузы, пару раз даже воевали с местной наркомафией и другими наёмниками. За такую работу лучше платят. Такова будет и ваша сфера задач. Если хотите что-то уточнить по этой части – спрашивайте сейчас.

- В каких условиях нам придётся действовать? – Первый бросил косой взгляд на Хэвена, который молча наблюдал за диалогом. – Я плохо знаком с ситуацией в регионе.

- А, кстати, где вы служили? – Поинтересовался священник. – Вы ведь капитан воздушно-десантных войск России?

- Да. Служил… в разных местах. – Было заметно, что Первому не хочется отвечать, но совсем уж отмалчиваться он не стал. - Кавказ, Восточная Европа, бывал на приморском Севере, но «водяных» там не встречал.

- Ну, о враге послушаете на общем брифинге. – Качнул головой ирландец. – Что же до условий – они сложные. Страны внутри Тихоокеанского периметра пребывают в разрухе и хаосе. Правительства не могут защитить своих граждан. Хотя активность пришельцев снизилась, они всё ещё дают о себе знать, а силы ООН почти бездействуют. Ослабление государственной власти привело к росту преступности. Прекращение транспортных потоков и сокращение туризма – к обнищанию. Мало какой капитан решится сейчас везти груз на корабле через здешние воды – кроме контрабандистов. Даже воздушный транспорт не безопасен. Более-менее держится только Королевство – так теперь называют Таиланд. Его тоже потрепало, однако нынешний король успел частично перевести экономику на военные рельсы, так что исчезновение туристов с тайских пляжей её не убило. Зато королевская армия и авиация худо-бедно защищают побережье. Им помогают несколько военных корпораций и база ООН. Кроме того, с недавних пор у Таиланда какие-то дела с русскими, вашими соотечественниками. Россия поставляет Королевству береговую артиллерию, например. Мы избегаем встреч с военными, и не сотрудничаем с ними, однако наличие такой относительно тихой гавани нам на пользу. Снабжение мы закупаем в основном в Королевстве, там же лечим тяжелораненых и так далее. Вам там ещё доведётся побывать.

- Думаю, нам пора закругляться. Почти семь. – Напомнил падре.

- Да, вы правы. – Лидер оглянулся на круглые часы, висящие над столом. – Пора…

 

                          *                                                    *                                              *

Обычно клуб по вечерам был самым уютным местечком на острове, но сейчас большая часть его обстановки была сдвинута к стенам - круглые деревянные столики, тумба с видеодвойкой, недорогой музыкальный центр, три битком набитых книжных шкафа... На западной стене рабочие растянули белый экран для проектора. Сам проектор стоял на стопке из пухлых книг и зачитанных глянцевых журналов. Всё, на чём можно было сидеть, те же рабочие выстроили в два ряда поперёк комнаты. Стулья, табуретки, скамьи, два мягких кресла и просторный диван с облезлой зелёной обивкой были уже заняты оперативниками – новичками и ветеранами вперемешку.

Переступив порог, Лидер распорядился: «А ну-ка, расквартируйте старших по званию». Бойцы потеснились, освобождая для Первого и падре места на длинных скамейках во втором ряду. Пока они были заняты этим, ирландец прошёл к экрану.

Майор-снайпер тоже была здесь - сидела в одном из мягких кресел. Вошедшим она приветливо улыбнулась, однако ничего не сказала.

В паре шагов от майора, у окна, стену подпирала плечом Третья. Её иссиня-чёрные волосы вместо обычной резинки стягивал в низкий хвост большой узкий бант, похожий на лопасти вертолёта - жёлтый, в красно-белых австралийских узорах. Сложив руки на груди, девушка смотрела куда-то в темноту за окном, совершенно не интересуясь происходящим вокруг. Но Хэвен оценил её «нарядность» - обычно этот бант Илка берегла для торжественных случаев. В остальном же она оделась как обычно – чёрный комбинезон, белая майка, высокие сапоги.

С появлением старших офицеров перешёптывания в зале утихли. Лидер, встав у белого экрана, откашлялся и начал с места в карьер:

- Никого сюда не притащили против его воли, никто не был приглашён вслепую. - В микрофоне ирландец не нуждался - хрипловатый голос был слышен в каждом уголке просторного зала. - Всех вас выбрали за ваши высокие боевые навыки, и каждый из вас в курсе, куда прибыл служить. Так что - обойдёмся без расшаркиваний и воодушевляющих речей. Я считаю всех вас опытными солдатами, достойными доверия, и потому говорить с вами всегда буду только о деле. В кратчайшие сроки вы должны стать боеспособным отрядом. Учить вас сражаться нет нужды, первоочередная ваша задача - сработаться. Вы должны привыкнуть действовать вместе, притереться друг к другу. Запомнить имена и лица товарищей. Сильные и слабые стороны друг друга. За один день подобные дела не делаются. Но определить субординацию, структуру взвода и узнать своих командиров вы можете прямо сейчас.

Офицер достал из нагрудного кармана кителя лист желтоватой бумаги:

- Прошу названные номера подниматься с мест, чтобы товарищи могли вас увидеть. Первый, капитан - командир взвода и командир мобильной группы. Подчинённые - Восьмой, Одиннадцатая, Пятый, Тринадцатый. Четвёртый, лейтенант - командир штурмовой группы. Подчинённые...

Лидер перечислил номера бойцов, вошедших в штурмовую и инженерную команды, после чего спрятал листок:

- Отдельно я хочу представить офицеров-ветеранов. Вторая, Третья, прошу подойти.

Бесцветная женщина с кряхтением поднялась из кресла, вышла вперёд и встала лицом к собравшимся. Третья поморщилась недовольно, однако послушно присоединилась к ней. Сразу же отвернулась, вперив взгляд в книжные полки.

- Майор Вторая, командир снайперской группы. - Представил Лидер. - Её вы уже знаете. Майор служит во взводе с его основания. Сержант Третья - не многим меньше. Сержант - командир группы огневой поддержки. Вы всегда можете обратиться к ним с вопросом или просьбой о помощи. Они непременно объяснят и поддержат. Таков долг ветерана.

Третья поморщилась ещё раз. Но промолчала.

- В распоряжение майора поступает лейтенант Пятый. - Продолжил офицер. - В распоряжение Третьей - капралы Девятнадцатый и Двадцатый.

Хэвен отметил, что новозеландке доверили самых молодых бойцов из пополнения - оба на вид были не старше неё. Что ж, разумный ход.

- С завтрашнего дня будет установлено расписание караульных дежурств. – Лидер говорил уже довольно долго, но в передышке до сих пор не нуждался. «Вот что значит – человек не курит». – Подумал про себя священник. - Послезавтра - расписание тренировок, стрельб, учебных занятий и прочего. До того - у вас есть время освоиться. О разнообразии боевых задач, которые будут стоять перед взводом, вы можете догадаться. Однако не все из вас ранее служили в войсках ООН, и не все в курсе, с каким врагом вам предстоит столкнуться. Сейчас я кратко расскажу о нескольких наиболее часто встречающихся типах противников и их вооружении. Если возникнет желание задать вопрос - не скромничайте, поднимайте руку, спрашивайте. От понимания вами ситуации в будущем может зависеть ваша жизнь.

Девушки вернулись на свои места. Повинуясь жесту Лидера, оператор проектора вывел на экран первый слайд - снимок щуплого зеленокожего пришельца с непропорционально большой головой. Судя по тому, что голову украшало пулевое отверстие, а сам «водяной» плавал в какой-то колбе, фото было сделано в военной лаборатории.

- Наш противник активно использует методы биоинженерии, и на данный момент в реестре Специального Института ООН значится около десятка жизненных форм пришельцев, существование которых подтверждено - а ещё больше таких, сведения о которых пока не проверены. – Сказал ирландец. - Но не все эти твари нас интересуют. Наш взвод проводит исключительно наземные операции, и нам не приходится сталкиваться с существами, обитающими только в воде. Наш враг - амфибийные войска пришельцев. Из таковых в первую очередь следует отметить акватиков. – Лидер ткнул в экран пальцем – за неимением указки. - На начальном этапе эти парни были основой сил вторжения. Они составляли как экипажи кораблей, так и десант. Однако бойцы из них не лучшие. По мере появления в рядах пришельцев новых жизненных форм, акватиков среди пехоты становилось всё меньше. Сейчас они, в основном, управляют кораблями, командуют отрядами десанта и обслуживают оборудование. Проще говоря, исполняют роли офицеров и технических специалистов. Одна из плохо изученных способностей «головастиков», как их называют солдаты - постоянный контакт между ними. Что видит один акватик - видят все акватики на поле боя. У них отличная координация действий в сражении, а устранить часового-акватика, не подняв шум, абсолютно невозможно. Так же они, видимо, могут дистанционно общаться с некоторыми другими формами жизни, отдавать им приказы. Природа этой связи сейчас изучается не только в Институте при ООН, но результатов пока мало. Вероятно, умение некоторых пришельцев подавлять волю людей и вызывать у них беспричинный страх как-то связано с данной способностью.

Лидер кивнул оператору, и тот сменил слайд. Теперь на экране был гуманоид, похожий на боевого пловца в лёгком акваланге.

- Следующая жизненная форма, о которой вам следует знать – Глубинные или глубинники. Их вы будете встречать чаще, чем кого бы то ни было ещё. Они - основная пехота пришельцев. - Офицер дёрнул щекой и подкрутил бакенбард, глядя на снимок. - Вот только самих их пришельцами назвать нельзя. Уверен, каждый из присутствующих слышал о глубинниках хотя бы краем уха. В своё время они были во всех газетах... Биологи Института установили точно - глубинники были людьми. В первые месяцы вторжения враг захватил десятки тысяч пленников-людей. С помощью направленных мутаций и хирургического вмешательства, через вживление имплантов их превратили в боевых биороботов, безмозглых и исполнительных. Шуму было, конечно... Возможно, только благодаря этой шумихе Мобильные Силы и не распустили совсем, когда ситуация стабилизировалась.

Лидер помолчал немного, хмурясь и дёргая бакенбард. Произнёс медленно, с расстановкой:

- Глубинники уже не люди - даже физически. Вот эта маска на лице - вживлённые электрические жабры. Она - часть их дыхательной системы. Красный щиток на глазах - не только защитные очки, но и сканер широкого спектра. Прибор ночного видения и тепловизор - разом. Маску и очки нельзя снять, не убив носителя. Также у глубинников удалены репродуктивные органы. Их система терморегуляции улучшена для жизни под водой, а кожа стала водонепроницаемой и свойствами напоминает арамидные ткани. Они не чувствуют боли и страха. Глубинники не имеют полноценных личностей, но не так глупы, как кажется - у них врождённые, видимо, познания о тактике и пользовании оружием. Обычно их контролируют командиры-акватики, но оставшись без присмотра, глубинники могут продолжать вести бой достаточно эффективно, даже проявлять инициативу. Не стоит, однако, думать, что противник надругался только над людьми.

По знаку офицера оператор вновь сменил картинку на экране. По рядам оперативников прокатился шёпоток. Покрытый коричневой чешуёй двуногий ящер на фото походил на растолстевшего динозавра-раптора. Спину и бока монстра защищали изогнутые пластины брони - словно попона на спине рыцарского скакуна. Пасть твари на снимке была приоткрыта, в ней виднелись острые треугольные зубы.

- Тоже порождение генной инженерии. - Объяснил Лидер. - Биологи Специального Института нашли в его ДНК следы генов нескольких глубинных рыб и какого-то вымершего морского крокодила. Ни рыбы, ни крокодил не были таких размеров и не ходили на двух ногах. Акватики используют ящеров примерно так же, как мы используем боевых псов. Обоняние у них, правда, слабое, зато зрение отличное. Невероятно живучи, от боли и ран только приходят в ярость. Впрочем, не так они страшны, как выглядят. - Офицер вдруг широко усмехнулся. - Сержант Третья как-то убили такого в одиночку, почти голыми руками. Отец Хэвен подтвердит, он был свидетелем.

Третья тяжко вздохнула и сунула руки в карманы. Перестав пялиться во окно, начала рассматривать фото на экране. Видно было, что девушке очень хочется уйти. Ирландец же перешёл к новой жуткой твари…

Брифинг плавно перешёл с самих пришельцев на их оружие, корабли, тактику. Затем Лидер предложил солдатам задавать вопросы. Ответив каждому из любопытствовавших, глянул на часы и распорядился сворачивать экран.

- Будем считать, что первая встреча прошла удачно. - Сказал он. - А теперь - время ужина.

Пока рабочие снимали белое полотнище со стены (за ним обнаружилось кухонное окно, и в зале сразу запахло едой), оперативникам пришлось заняться столами и стульями. Вторая и Третья поменялись ролями - майор теперь стояла у окна, глядя в ночь, а сержант помогала солдатам двигать мебель, и выглядела не такой отстранённой, как минуту назад. Даже разговаривала с бойцами, хоть и сохраняя угрюмый вид.

Мебели, к счастью, было не так много, и управились они споро. Три квадратных стола теперь стояли в центре комнаты, по сторонам от них установили скамейки. Круглые столики расставили вдоль стен, у каждого разместив два-три стула. Кресла распихали по углам залы, диван поставили перед телевизором.

Сидячих мест хватило всем. Солдаты быстро оккупировали скамьи, командиры предпочли устроиться за меньшими столиками. Третья в одиночестве заняла столик в самом дальнем углу, а вот Вторая к трапезе не присоединилась - забрала на кухне какой-то пакет и ушла, не попрощавшись ни с кем. Хэвен, поколебавшись, присоединился к новозеландке – он не любил оставлять её одну в дурном настроении духа. Девушка лишь кивнула ему.

Еду подали в простых металлических плошках - суп, порошковое пюре, вяленое мясо, хлеб, овощи. Порции были одинаковые у всех - что у бойцов, что у офицеров. Только Илке на столик водрузили сразу две тарелки супа и целую горку пюре в глубокой тарелке.

- Вы не против? – Спросил Первый, подсаживаясь к священнику и новозеландке. Илка уставилась на него, как на таракана в бульоне, но Хэвен не дал девушке сказать и слова, опередил:

- Конечно, садитесь.

- Сержант – последняя из командиров, с кем я даже словом не обмолвился. – Пояснил русский, ставя свой поднос на стол. – Хочу наверстать упущенное. Завести, так сказать, знакомство.  

- Да, сэр. – Илка отодвинула тарелку, отложила ложку, села ровно.

- Да нет, вы ешьте. – Несколько смутился молодой офицер. – Сперва закончите, не буду мешать.

- Да, сэр. – Новозеландка придвинула тарелку обратно.

- Зуб даю, вам интересно, что это за усиленный рацион у сержанта? – Улыбнулся падре, стремясь разрядить обстановку. Его собеседник выглядел малость сбитым с толку поведением девушки.

- Полагаю, сержант восстанавливается после ранения? – Предположил капитан, макая в бульон кусок хлеба.

- Нет, просто Третья у нас единственная носит панцирную броню с неполной механизацией. – Священник скороговоркой пробормотал слова молитвы себе под нос и тоже принялся за еду. – Калории сжигает – как в реактивном двигателе.

- Экзоскелет только для рук и плеч, плюс неполная экзохорда, чтобы лучше нагрузку на позвоночник распределять. – Не поднимая взгляда от тарелки, заговорила девушка. – Можно носить без электропитания, просто как доспехи. Но тяжело. Руками двигать сложно. А ещё это моё жалованье.

- Броня? – Не понял Первый.

- Еда. – Девушка работала ложкой с механической размеренностью, опустошая первую плошку. – Я отказалась от денег, и Лидер в ответ обещал мне лучшее питание.

- А… почему вы отказались? – Осторожно опинтересовался молодой офицер. – Здесь же служат солдаты по найму?

- Да, но для кое-кого из Безымянных гонорар – лишь приятный бонус. – Вмешался в разговор падре. – У нас не лучшие условия работы, зато мы активнее кого бы то ни было на планете сражаемся с «водяными». К нам идёт много… м-м… идейных. Для кого сама возможность убивать пришельцев – уже награда.

- Для меня, например. – Илка подняла голову, поймала взгляд Первого. Ложка в её руке замерла, но тёмно-синие глаза смотрели спокойно. – Ради этого я перевелась из армии Новой Зеландии в Мобильные силы в начале войны. Мы метались по всей Океании, высаживались в гущу драки и сбрасывали «водяных» обратно в море. Потом... наверху решили, что тратить жизни солдат первого мира - расточительство. Когда мы три месяца подряд просидели на базе без единого вылета, я поняла, что схожу с ума - и решила уволиться, пойти добровольцем куда-нибудь в Бирму, в ополчение. К счастью, не пришлось - меня пригласили сюда. Здесь мне хорошо.

Первый не мог знать, что такой длинный монолог был очень необычен для новозеландки, а потому, в отличие от Хэвена, не удивился. Лишь спросил, приподняв брови:

- Вы так рвётесь в драку? Надеюсь, вы не забываете о подчинении приказам в пылу боя.

- У меня нет проблем с дисциплиной. – Ложка Третьей звякнула о край тарелки. Девушка сложила ладони на столешнице. – Я выполню в бою любой ваш приказ, даже если он мне не понравится. Так или иначе, все наши действия сводятся к убийству «водяных», а это всё, что меня интересует. Я буду воевать с ними пока не умру, или пока они не кончатся.

- А что потом? – Почти вкрадчиво поинтересовался Первый, явно увлёкшийся разговором. Капеллан молчал – он уже знал, что прозвучит в ответ, и решил, что новому командиру не помешает это услышать.

- Я здесь только до конца войны, сэр. - Уголки губ девушки едва заметно приподнялись. - Как только всё закончится, я отправлюсь к маме и папе. К сёстрам. К дяде. Хэвен говорит, что это не выход. Что моя семья попала в рай, а меня с таким грехом туда не пустят. Но, понимаете… - Сержант коснулась двумя пальцами ключиц – видимо, показывая, что на ней нет крестика. – Я маори только на четверть. Однако я знаю, что мы живём в Эру Сновидений. И умирая, человек просто возвращается к началу сна. Чтобы прожить его вновь, немного иначе. Может быть, в следующий раз пришельцы не нападут. Или я буду дома в тот день. Может быть, они выживут. А если нет – я попробую снова. И снова. Пока не получится их спасти. Дожить сон до конца вместе с ними. Сны Эры Сновидений похожи друг на друга, но никогда не повторяются в точности. - Она улыбнулась чуть шире. - Родись вы здесь, вы бы тоже знали это, командир. Пока мы воюем с пришельцами - вы можете на меня рассчитывать. Ну а прочее – не так уж важно, я думаю.

- Здесь у многих такие истории, капитан. – Весомо обронил отец Хэвен, как бы ставя точку.

До самого конца ужина никто из сидящих за столиком не проронил больше ни звука…

 

Конец второй главы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

                                                                Глава 3

2031-й год. ФРГ.

«Тихое местечко», о котором говорила Хильда, оказалось обычной квартирой в жилой многоэтажке. Попасть туда, однако ж, стало целой проблемой. Парковать издырявленный пулями джип прямо у подъезда было глупо, пройтись пешком, не привлекая внимания – сложно. На пару странно выглядящих девушек оборачивались бы все прохожие. Ещё по пути в город немку начало знобить, и Саманта без колебаний отдала ей свою курточку, однако для маскировки пижамы этого явно не хватало. Пришлось буквально красться, опасливо озираясь на каждом углу – благо, в столь ранний час тротуары были почти безлюдны.

На лестничной клетке Хильда вытащила из какой-то щели в стене ключ, отперла железную дверь, жестом велела спутнице заходить. Лишь очутившись в прихожей и щёлкнув замком, с облегчением выдохнула:

- Фу-у-ух… Вот теперь можно немного расслабиться.

- Подождите. – Сэм положила руку на плечо немки. – Я проверю комнаты.

- Да, здравая мысль. – Де Мезьер скривилась, потёрла виски. – Иди. Подожду тебя тут.

Чтобы пройти по улицам города без куртки, детективу пришлось снять плечевую кобуру и спрятать пистолет за спину, сунув за ремень шорт. Теперь она вновь взяла «кольт» в руки и, сжимая рукоять двумя ладонями, опасливо шагнула в прихожую. Помня свой болезненный опыт, тщательно проверила все углы, изучила стены на предмет ниш и шкафов, способных укрыть человека, заглянула под мебель. Лишь после этого перешла во вторую комнату – спальную. Ни там, ни в уборной, ни на кухне засады не обнаружилось.

- Всё в порядке, мэм. Можно заходить. – Сказал она, вернувшись в прихожую. – Никого… ох, чёрт!

Немка лежала посреди комнаты ничком, с одной рукой, засунутой в рукав куртки – она упала, когда раздевалась.

- Мэм! – Саманта опустилась на колени перед Хильдой, спешно перевернула ту на спину, потрогала живчик. Перевела дух – пульс был в норме. Более того, дочь оружейного магната сопела носом и похрапывала. Очевидно, в особняка девушка пережила мощный адреналиновый всплеск, и откат ударил по ней именно сейчас, лишив последних сил.

- Ох, мэм… - Рыжая американка улыбнулась, качнула головой. Бережно подняв Хильду на руки, встала, перенесла в прихожую, уложила на диван. Не найдя одеяла, укрыла ей ноги всё той же курточкой. Внезапно сама ощутила головокружение. Ну да, утро же. Последние трое суток с рассветом детектив ложилась спать. Тело успело привыкнуть. Ноги стали как ватные, плечи заныли – как бы не выяснилось, что она потянула мышцы, рывком преодолев забор виллы.

- Терпи. – Приказала себе Саманта, вынимая «кольт» из-за пояса и кладя на журнальный столик. – Нельзя, чтоб мы обе спали. Надо караулить.

Девушка опустилась в глубокое мягкое кресло по другую сторону стола, откинулась на спинку, не сводя взгляда с дремлющей немки. Хотя Хильда была старше Сэм, и вела себя отнюдь не как беззащитная жертва, детектив ощутила острый прилив жалости к ней. Каких-то почти что родительских чувств - желания поддержать, защитить. Потеряв отца, едва не погибнув, оказавшись в бегах, де Мезьер держалась стойко. Это вызывало уважение. Впрочем, дело было не только в ней, но и в Саманте. Всю свою жизнь, ещё с детства, Сэм не могла пройти мимо чужой беды – ей всегда овладевало желание помочь. Особенно если она видела, что человек явно не в силах справиться сам. Не худшее из качеств характера, однако самой девушке оно частенько приносило неприятности. Лысый Куратор оказался прав. Ему не придётся вынуждать Сэм к сотрудничеству. Один раз выручив немку детектив уже не в силах была оставить её наедине с опасностью.

Круглые дешёвые часы на стене мерно тикали. За окном гудели машины – квартал просыпался, люди спешили на работу. Веки девушки налились свинцом, и она позволила им на миг опуститься…

Проснулась Саманта из-за того, что кто-то легонько дёргал её за мочку уха. Она открыла глаза и увидела прямо перед собой лицо Хильды де Мезьер.

- Кх!... – От неожиданности детектив подалась назад, вжимаясь в кресло.

- Очнулась? – Отпустив ухо девушки, немка отодвинулась. Вместо пижамы на ней теперь были джинсы и футболка.

- Я… я спала? – Сэм сглотнула, огляделась. В окно лился дневной свет, часы показывали время ланча. – Простите, мэм, я не должна была.

- Всё в порядке, не извиняйся. - Махнула рукой Хильда. Судя по влажноватым волосам, немка успела принять душ и причесаться. – Квартира куплена не отцовской компанией, а лично мной, через десятые руки. Если б о ней знали, нас бы уже накрыли.

Она вернулась на диван. Взяла со столика пистолет Саманты, положила себе на колени.

- Мэм? – Приподняла брови детектив.

- Не переживай, я уже сказала, что хочу тебе доверять. – Немка усмехнулась. – Просто давай сперва проясним детали. Рыжая, ты, вообще, кто такая?

- Я же говорила вам…

- Конкретнее.

Сэм пошарила по задним карманам шорт, выудила измятую, обтрёпанную визитку, протянула немке. Та взяла её, прочитала, щурясь, будто от близорукости. Хмыкнула:

- Детектив, значит. Детектив Саманта Мэйсон.

- Саманта Аделаида Мэйсон. – Поправила Сэм и тут же запнулась. – Ну… если полностью.

Девушку легонько кольнуло недоумение. Зачем она это сделала? Она же терпеть не может это дурацкое среднее имя, в честь отцовской бабки. Или маминой?  Зачем рассказывать Хильде? Чем меньше людей вообще о нём знает, тем лучше. Но с языка словно само по себе сорвалось.

-  Агентство Моррисона, стало быть. А разве смерть отца не разрывает контракт, который он заключил с твоим боссом? – Хильда вернула визитку.

- Понятия не имею. – Пожала плечами Сэм. Тут девушка не лгала – она правда плохо разбиралась в подобных нюансах. – Мне сказали ехать в Германию – я поехала.

- Ладно. – Немка повертела перед глазами «кольт», положила его обратно на столик. Толкнула в сторону Саманты. – Забери. Главный аргумент для меня прост – ты уже сто раз могла причинить мне вред. Вместо этого – дважды спасла. Может, ты в чём-то мне врёшь, но и пусть. Бритва Оккама. Будем считать, что ты и правда случайный человек, вляпавшийся в мои неприятности.

«Вы даже не представляете, насколько вы правы, мэм» - подумала рыжеволосая девушка. Однако промолчала – хотя её так и подмывало открыться Хильде, выложить всю свою историю как есть.

- Если всё так, то у тебя выбор из двух вариантов, рыжая. – Продолжила де Мезьер. – Либо попытаться выкрутиться и сбежать, пока не затянуло, либо нырнуть глубже и плыть до самого дна этой бочки с дерьмом вместе со мной. Ты ещё неглубоко влипла, шансы есть. Просто уходи сейчас, возвращайся в Штаты, и надейся, что те, кто ищет меня, на тебя махнут рукой. Те, кто видел твоё лицо, в основном мертвы. Глядишь, пронесёт. Я за тебя порадуюсь, честно.

- Мэм, около особняка остались моя машина и часть вещей. – Резонно заметила детектив. – Уверена, полиция их нашла. Моё имя в любом случае свяжут с нападением, так или иначе.

- О полиции я уже позаботилась. – Немка наклонилась вперёд, сплела пальцы перед грудью. – Пока ты спала, я разослала пачку электронных писем своим людям. Конечно, с защищённого адреса. В компании знают, что я жива, но не знают, где нахожусь. Пресс-отдел фирмы возьмёт полицейских на себя, к тебе вопросов не возникнет. Но верно, имя твоё точно всплывёт. Что ж, будем тонуть вдвоём, а не поодиночке?

- Да, мэм. – Серьёзно кивнула Сэм, усаживаясь в кресле прямо. – В любом случае, охранять вас – мой долг. Я буду с вами, пока угроза вашей жизни не исчезнет.

- Ты ещё на мече поклянись, рыцарь в рыжем. – Несмотря на саркастический тон, улыбка немки была искренней. Даже не отличавшаяся проницательностью Сэм заметила, что её спутница повеселела. – Тогда подожди минутку, подготовлюсь к разговору…

Де Мезьер ушла на кухню, шлёпая разношенными тапочками. Вернулась очень быстро, принеся начатую бутыль виски, два стакана и банку рыбных консервов.

- Из еды тут только растворимые супы и вот это. – Призналась немка, ставя банку на стол. – Ну и выпивка. Я здесь обычно побочные сделки проворачивала, надолго не задерживалась.

- Я не пью, мэм. – Детектив поёрзала в кресле, голодными глазами глядя на консервы. В её животе заурчало.

- Дело твоё. – Немка то ли правильно поняла взгляд рыжей девушки, то ли расслышала урчание – сунула ей прямо в руки вскрытую банку и вилку, налила себе виски. Сделала глоток. – Готова слушать, рыжая?

- Меня зовут Саманта, мэм. – Поправила детектив. – Можно Сэм. Не «рыжая».

- Но ты же действительно рыжая? Что не нравится?

- Да, мэм, я рыжая. И вы можете меня так называть. Но тогда я буду называть вас Джерри. Мэм. – Твёрдо произнесла девушка. Может, сейчас был не лучший момент, чтобы демонстрировать характер, однако детектив чувствовала, что их с Хильдой отношения нуждаются в некотором прояснении. Раз уж они собрались заключить союз, пусть новая напарница знает, что Сэм бывает упрямой.

- Почему именно Джерри? – С искренним любопытством поинтересовалась немка.

- Потому что у меня прадед в Арденнском лесу похоронен, мэм.

- Ах, это. – Протянула де Мезьер, нахмурившись. Отпила ещё глоток виски. – Ладно, по рукам, Сэм. Тогда и ты ко мне по имени, будь добра. Теперь к делу. Ты веришь в инопланетян?

- Это риторический вопрос? – Уточнила Саманта, нацепляя на вилку большой кусок рыбы.  

- Кхех, да уж. Вот ведь времена настали... – Немка вздохнула. – А что, если я тебе скажу, что вторжение на Тихом океане – уже второе в нынешнем веке?

- Второе?

- Да. Десяток лет назад пришельцы уже летали над планетой, похищали людей, создавали тайные базы. Тогда правительствам удалось их приструнить без лишнего шума и скрыть происходившее. Веришь в такое?

 - Почему нет? – Сейчас Сэм действительно готова была поверить во что угодно. Она уже не знала, какую вещь способна назвать невероятной или немыслимой. – Это была разведка боем перед основным вторжением?

- В том-то и дело, что не похоже. – Хильда опустошила стакан, но наполнять его по новой не стала. – Пришельцы в тот раз мало смахивали на нынешних. И корабли их прибывали не из-под воды, а из космоса. Не знаю, как те пришельцы и тихоокеанские связаны между собой. Тогда страны, входящие в совет безопасности ООН, создали секретный спецотряд. Его назвали «Коммандос Икс». Отряд пресекал деятельность пришельцев, скрывал их существование от общественности, изучал и пытался выяснить цели вторжения. Серьёзные ребята были. Мой отец, знакомый тогдашнего министра обороны ФРГ, снабжал «коммандос» лёгким оружием. Я была его личным представителем на базе отряда в Сибири.

- Погодите. – Сэм, прожевав рыбу, наморщила лоб. – Десять лет назад… Вам же было лет шестнадцать?

- Семнадцать. – Хильда кивнула. - Сейчас мне двадцать семь. Отец… относился ко мне не как к дочери, а как к деловому партнёру ещё с тех пор, как я научилась говорить, пожалуй. Любви между нами никогда не было, однако он доверял мне во всём. На базе «коммандос» я ведала поставками, принимала запросы… Увы, чем всё кончилось, не знаю – через год от основания спецотряд получил иного поставщика, я вернулась домой. В курсе только, что пришельцы на землю летать перестали. Но зуб даю – последние события вокруг меня связаны с прошлым и «коммандос». Слишком запутанный клубок образуется, чтобы говорить о простой конкуренции в бизнесе. Ты ведь догадалась, что в Нью-Йорке и в особняке действовали разные группировки?

- Правда? – Сэм отставила опустевшую банку. – Почему вы так считаете?

- А ты точно частный детектив? – Вопросом на вопрос ответила немка.

- Простите… - Смутилась Саманта, немного даже зардевшись. Как и многие рыжеволосые люди, она была очень белокожей, и её щёки легко краснели. – Я больше по части содействия - дверь выбить, подозреваемого скрутить, охранять кого…

- Ясно. – Хильда потёрла лоб. – Но подумай – если ты намереваешься похитить человека, на кой тебе пытаться его убить перед похищением? Может, они передумали после провала, но больше похоже, что действовали разные люди, с разными планами на мою голову. Кто-то хочет со мной поговорить без посторонних, а кто-то желает этого не допустить.

«Не допустить разными способами. – Добавила про себя Сэм. – Одни хотят вас убрать, чтобы не достались конкурентам, другие приставляют к вам охрану. Стало быть – три группировки?». Вслух же спросила:

- И что вы намерены делать?  

- У меня есть деньги и связи, но фирма отца – не спецслужба. – Немка откинула на спинку дивана, заложила руки за голову. – А время ограничено. Не факт, что мы отобьёмся от третьего покушения. Нужно начинать действовать, пусть и не ясно пока, в какую сторону копать. Я предлагаю искать других людей, связанных с «Коммандос Икс». Они или прольют свет на происходящее, или присоединятся к нам, если на них тоже начали охоту. В любом случае – полезно. И я даже знаю, где нам начать.

Она подмигнула внимательно слушающей её Саманте:

- Наёмники. Отец вёл много дел с наёмниками. В «Коммандос Икс» служила туча наёмников. Кое-кого из них я знала по имени. Мы будем искать наёмников, Сэм.

 

                                   *                                         *                                              *

2031-й год. Океания.

- А теперь – наклонись. – Распорядилась Илка. – Не сгибай колени. Потрогай пальцы ног пальцами рук.

- Есть, сержант. – Прогудел из-под шлема солдат, облачённый в экзоброню. Переступив с ноги на ногу, он попытался исполнить приказание. Вышло так себе. В какой-то момент боец потерял равновесие и с ужасающим грохотом повалился на бетон взлётной полосы, игравшей роль плаца. Заворочался, неуклюже начал подниматься. Илка наблюдала за его потугами молча, сложив руки на груди.

- Вот что бывает, когда в броне нет автоматического гироскопа. – Заметил отец Хэвен, обращаясь к Первому. Они с капитаном стояли чуть поодаль, чтобы видеть и Третью, и её подопечных. – Серьёзная привычка нужна просто чтобы ходить.

- А почему его нет? – Поинтересовался Первый.

- Потому что эта броня – примитивная копия ООНовского «Гектора». Её по лицензии выпускает «Королевский арсенал Бангкока» для тайской армии и на экспорт. – Хмыкнул падре. – В ней много чего нет, помимо гироскопа.

Солдат тем временем не без труда встал, пожаловался:

- Сержант, это же цирковой номер… Это точно возможно?

Синеглазая новозеландка, также закованная в чёрные латы, легко наклонилась вперёд и потрогала носки своих начищенных до блеска кожаных сапог. Сказала, выпрямившись:

- Моя броня удобней, но центр тяжести у неё смещён вверх. И она сейчас не запитана. Нужно просто учиться. На практике.

Она подошла к солдату, взяла его под руку:

- Наклонись ещё раз. Почувствуй момент, когда начнёшь терять устойчивость. Упасть снова я тебе не дам.

- А я возлагал большие надежды на этот бронескафандр. – С видимым разочарованием признался Первый. – Наш арсенал удручает. Оружейная комната набита винтовками G3 всех разновидностей. Если не помните, их начали выпускать в пятьдесят девятом году, ещё в Западной Германии.

- Хорошие винтовки. – Хмыкнул священник. – Надёжные, патрон мощный, купить легко…

- …нет никакого бесшумного оружия…

- Пришельца всё равно невозможно убить незаметно, из-за их телепатии.

- …а шеф-механик сказал мне, что бронетранспортёр отряд купил у вьетнамцев по цене металлолома, и на нём кроме следов от пуль были опознавательные знаки времён Вьетконга.

- Ну, это правда. – Не смог возразить Хэвен.  – Наниматель не слишком нас балует. Зеро, видимо, ограничен в средствах, и большую их часть тратит на жалованье солдат. Некоторые бойцы, поднакопив денег, приобретают личное оружие за свой счёт. К тому же, бывают ценные подарки – временами Зеро подкидывает нам экспериментальные образцы, которые на рынке не купишь. Вроде рельсотрона Третьей. Переживём пару заданий – слетаем в Королевство за покупками. Подберёте себе что-нибудь по руке.

Наёмник в экзоброне, тем временем, сумел-таки выполнить наклон.

- Молодец. – Одобрительно кивнула Илка и хлопнула солдата по плечу. Тот опрокинулся набок, звонко ударившись наплечником о бетон. Выругался.

Громкоговоритель на деревянном столбе неожиданно проиграл три высоких ноты и сообщил голосом дежурной по радиорубке:

- Внимание! Старших офицеров просят пройти в штаб для срочного совещания. Повторяю…

- Это нам. – Заметил Хэвен. Он помахал рукой Илке, та кивнула в ответ и склонилась над своим бойцом, помогая ему встать. – Идёмте, сержант догонит.

- Как думаете, что случилось? – Спросил русский офицер, пока они со священником шагали к дому Лидера.

- Ничего по-настоящему срочного, иначе вместо объявления были бы сирены. – Заверил капеллан. – Обычно такое приглашение значит, что у Лидера для нас интересные новости.

В штабе их ждал гость. Неприметный лысый мужчина в тёмном деловом костюме и круглых очках сидел перед столом ирландца. На коленях он держал старомодную шляпу с узкими полями. Мужчина приветствовал Хэвена кивком, словно старого знакомого. Впрочем, они действительно виделись прежде – в аналогичных ситуациях.

- Капитан, познакомьтесь с Куратором. – Представил его Лидер. – Это наш посредник в делах, связанных с Зеро. Вы нечасто будете с ним встречаться. Обычно связь с нанимателем идёт через почту.

- Но иногда возникают ситуации, когда доверять бумаге нельзя. – Голос Куратора был таким же скучным, как и его внешность. Больше всего гость напоминал мелкого государственного чиновника, явившегося прямиком годов из семидесятых. - Сегодня я прибыл, чтобы поручить вам задание исключительной важности.

- А как вы прибыли, кстати? – Нахмурился Первый. – Вчера вас на острове не было. За ночь самолётов или кораблей не приходило…

- Я всегда там, где больше всего нужен. – Губы Куратор обозначили улыбку. – Работа обязывает. Присаживайтесь, капитан, подождём остальных.

Ждать пришлось недолго – первой подоспела Илка, за ней лейтенант-штурмовик и капитан-инженер, последней явилась майор Вторая. Командиры бронемашин в совещаниях не участвовали.

- Задача, которую ставит взводу Зеро сегодня, звучит просто. – Всё тем же скучным голосом проговорил Куратор, встав рядом с креслом Лидера. Офицеры расселись по стульям перед ним. – Вы должны в кратчайшие сроки захватить живьём пришельца, обладающего сильнейшими способностями к псионике.

Кто-то присвистнул. Вторая покачала головой. Илка же едва ли не с отвращением уточнила:

- Живьём, сэр?

- Да. И речь не о любом пришельце со способностью к телепатии, а об одном из их лидеров.

Куратор вытащил из нагрудного кармана фотокарточку, бросил её на стол:

- Так называемые Небесные или этериалы.

Первый взял карточку, взглянул на неё, передал Хэвену. На фотографии оказалось вскрытое тело невероятно тощего гуманоида с фиолетовой кожей. Гуманоид крайне отдалённо напоминал акватика, но был намного выше ростом. Насмотревшись вдоволь, падре протянул карточку штурмовику.

- Как известно из исследований Специального Института, - продолжил Куратор, пока офицеры передавали друг другу снимок, - пришельцы используют телепатию для контроля над войсками. Чем выше ранг командира, чем больше у него подчинённых – тем сильнее его способности. Этериалы, по всей видимости, являются отдельным биологическим видом и им подчиняются даже акватики-лидеры высших рангов. На суше они не встречаются вообще. Возможно, этериалы постоянно пребывают на подводных базах, над водой же они до сих пор появлялись лишь в рубках крупных кораблей пришельцев. Это дополнительно указывает на их исключительный статус. Никому до сих пор не удавалось захватить этериала. Мы имеем лишь несколько трупов, найденных среди обломков уничтоженных кораблей-носителей.

Хэвену показалось, что Куратор сейчас зевнёт. Но тот просто взял короткую паузу, чтобы отдышаться. Продолжил:

- Покидали они эти корабли только в первую волну вторжения, когда шли самые масштабные столкновения сил ООН с крупными флотами пришельцев. В бою Небесные показывали необычные способности, не встречавшиеся даже у сильнейших акватиков-псиоников.

- Стало быть… - Русский капитан потёр подбородок. – Стало быть, этериалы бывают только на крупных кораблях «водяных». Стало быть, чтобы захватить живого этериала, нужно захватить корабль.

- Верно.

- И как мы должны это сделать? Нам нечем сбить носитель, мы не знаем, где и когда он приземлится…

- Об этом не беспокойтесь. – Куратор снова едва заметно улыбнулся и одёрнул лацкан пиджака. – Через пять дней авиация Мобильных Сил ООН нанесёт ракетно-бомбовый удар по одному из сухопутных форпостов пришельцев. Форпост будет серьёзно повреждён, но не уничтожен. В таких ситуациях пришельцы всегда поступают одинаково. Присылают большой корабль с подкреплением гарнизону и материалами для ремонта построек. Ваша задача – оказаться на острове с форпостом к моменту прибытия корабля. Остальное вполне в рамках ваших возможностей.

- Откуда вы знаете о налёте?  - Первый продолжал смотреть на посредника недоверчиво.

- Скажем так. – Куратор взял со стола свою шляпу, смахнул с неё невидимые пылинки, надел. – У меня хороший слух…

 

                      *                                         *                                                *

2031-й год. Море Бисмарка.

- Раз, два… толкаем!

Раздался тихий всплеск, когда надувная лодка «Зодиак» соскользнула с пандуса в воду – и снова наступила тишина. Отец Хэвен устроился поудобнее на носу лодки, взялся за короткое пластиковое весло. Пятеро его спутников последовали примеру капеллана. Над морем Бисмарка сияли огромные яркие звёзды, у горизонта поднимался серпик луны – но тьма над водной гладью всё равно казалась непроглядной. Чёрный силуэт «Морского рейнджера», покачивающегося на пологих волнах, растаял, стоило «Зодиаку» удалиться от него на несколько десятков метров. Вторую лодку, спущенную с гидроконвертоплана раньше, падре различал впереди, однако с большим трудом. Вот с её кормы часто-часто замигал фонарь. В ответ далеко по правую руку вспыхнул и погас белый огонёк. Сигнал принадлежал последнему «Зодиаку», самому маленькому из трёх. Его высадил «Сандерленд», приводнившийся в стороне.

Конечно, зона высадки была выбрана на таком расстоянии, чтобы до врага не донёсся гул реактивных турбин и рокот лопастей, чего уж говорить о других звуках. Однако в правилах Безымянных было соблюдать осторожность с первых секунд операции. Просто чтобы не расслабляться. Солдаты молчали, вёсла погружались в воду почти бесшумно.

Соединившись, «Зодиаки» образовали небольшой караван. Во главе шла лодка с Первым и четырьмя его диверсантами. Следом – лодка отца Хэвена, где кроме него находились два сапёра и трое штурмовиков. Замыкал малый «Зодиак» со снайперской парой и Илкой Джефферсон. Новозеландка в полной броне весила как два пассажира сразу, а кроме того, замыкающий борт нёс кое-какое особое снаряжение. Чтобы не растерять конвой в ночном море, Первый зажёг на корме своей лодки направленный фонарь – его тускло-синий свет был виден лишь тому, кто находится строго позади командирского «Зодиака». Ведомые этим маяком, резиновые лодки Безымянных выдвинулись к цели.

Начальную часть маршрута можно бы было пройти и на моторах, не рискуя выдать себя. Однако план операции подразумевал, что лодки придётся бросить, а снаряжение у наёмников было не казённое. Лодочные моторы стоили денег. Потому путь отряду предстоял долгий – исключительно на вёслах.

Свободное время можно было потратить на молитву, однако к Георгию Победоносцу капеллан уже обращался недавно, и дёргать святого лишний раз не желал. Вместо этого, размеренно работая веслом, он попробовал лучше представить будущее поле боя. Небольшой остров, вытянутый с запада на восток. На западной оконечности – заброшенный курортный посёлок с бетонным пирсом и зданием отеля. Восточная часть острова поднимается над морем, образуя высокий круглый холм с покатыми лесистыми склонами. Подошва холма не доходит до берега, оставляя на востоке место полоске зарослей и песчаному пляжу. Берега, слава Богу, плоские, никаких скал и обрывов – сойти на сушу можно где угодно. Форпост пришельцев укрыт внутри холма, на срезанной верхушке оборудована посадочная площадка для грузовых кораблей. Там же располагались какие-то решётчатые конструкции, наподобие антенн, применявшиеся «водяными» для слежения за регионом.

Вчера Куратор передал фото со спутника, запечатлевшее остров после налёта бомбардировщиков Объединённых Наций. Ажурные антенны были вбиты в землю и искорёжены, так что база врага временно ослепла. На склонах холма виднелись воронки там, где ракеты и бомбы уничтожили наземные укрепления. Только посадочная площадка особо не пострадала, и готова была принять транспорт с подмогой. В полном соответствии с планом.

Действия «водяных» в большинстве случаев бывали логичны – а потому предсказуемы. Их корабль доставит на остров солдат и ресурсы, дабы восполнить потери, и останется защищать базу, пока та уязвима. Его сенсоры заменят острову глаза, его орудия защитят от нового налёта. Вот только на суше полагаться придётся на одну пехоту, да остатки укреплений. Впрочем, за такими полуслучайными бомбёжками давно уже не следовало атак Мобильных Сил, пришельцы должны были к этому привыкнуть и ослабить бдительность.

Чтобы захватить корабль, Первый, Хэвен и Лидер решили разделить отряд на две части. Это вызвало изрядный скепсис со стороны Третьей. «В прошлый раз мы тоже разделялись», - угрюмо напомнила девушка. Однако со свойственным ей фатализмом, спорить не стала. Группа «Альфа», в рядах которой сейчас находился капеллан, должна была скрытно десантироваться на остров со стороны базы и подобраться к кораблю. Группа «Браво», возглавляемая командиром штурмовиков, высаживалась чуть позже с десантных катеров прямо на причал в посёлке и стягивала врагов на себя, давая «Альфе» свободу действий. Просто и эффективно… если всё пройдёт по плану. Увы, опыт подсказывал Хэвену, что на войне так не бывает. Что-нибудь обязательно полетит к чертям, и успех будет зависеть от того, успеет ли отряд правильно среагировать.

Остров приближался, рос на глазах, будто поднимаясь из глубин моря. Силуэт холма со срезанной верхушкой заслонял всё больше звёзд. У линии прибоя «Зодиаки» разбили строй колонны, перестроились в пеленг. Головная лодка выбросилась на пляж, Первый и его диверсанты покинули её, стремительно рассыпались веером, опуская на глаза ПНВ и беря оружие наизготовку. Остальные выгрузились с куда меньшей спешкой. Пока инженеры распаковывали контейнеры для снаряжения, капеллан поправил колоратку, скрытую под воротником куртки, встал рядом с русским капитаном. Доложил вполголоса:

- Все на суше. Инженеры просят две минуты.

- Хорошо. – Кивнул Первый. Офицер не сводил взгляда с густых зарослей, начинающихся сразу за песчаной полосой. От лодок их отделяла лишь тонкая цепочка лёгких пехотинцев. – Охранение – сдвинуться вперёд на двадцать метров. Войти в «зелёнку», убедиться в отсутствии неприятеля. Тяжёлой пехоте – быть в первичной готовности. Снайперам – начать наблюдение за склоном. Без крайней нужды никому не стрелять.

Группа ожила, стремясь выполнить указания максимально тихо. Когда цепь охранения приблизилась к границе леса на считанные шаги, один из солдат вдруг вскинул руку, знаком сообщая: «Вижу движение». Что-либо ещё сделать он не успел.

Ящер атаковал молча, даже не рыкнув. Огромная чешуйчатая тварь, прятавшаяся за поваленным деревом и кустами на опушке, взвилась в воздух без малейшего звука. Единственным прыжком она преодолела метров десять, чтобы приземлиться прямо на заметившего её бойца. Солдат тоже не вскрикнул – саблевидные когти распороли его тело от плеч до пояса вместе с лёгким бронежилетом, и оперативник рухнул на песок, издав что-то вроде бульканья. Стоя на груде окровавленного мяса, оставшейся от бойца, монстр обвёл взглядом шарахнувшихся в стороны наёмников, в его глотке что-то заклокотало. Но прежде, чем ящер прыгнул снова, прежде, чем Первый приказал стрелять, раздался ответный рык – низкий и хриплый. Ящер повернул голову на звук – казалось, он был удивлён. Испустившая рык сержант Джефферсон, отшвырнув «Молот», с разбегу врезалась в ящера плечом. Удар был такой силы, что зверь пошатнулся. Девушка же, продолжая рычать сквозь зубы, обхватила морду ящера обеими руками, повисла на ней – сжимая челюсти, не давая открыть пасть. Сервомоторы её брони тоненько взвыли, запускаясь. Ящер мотнул головой, дёрнулся – ноги сержанта оторвались от земли, однако Третья не разжала захват.

- Повалить его, живо! – Приказал Хэвен, так как Первый медлил, явно растерявшись. И сам ринулся на помощь Илке, оставив винтовку на песке. За ним последовали все три штурмовика и один из диверсантов. Они облепили трясущего головой зверя, как муравьи - крупного жука. Ящер мотал массивной башкой, шарахался из стороны в сторону, пытался бить куцыми передними лапками, однако это ему не помогло. Стоило твари сбросить с себя одного солдата, как на место того приходил другой. В конце концов, ящер тяжело рухнул на левый бок, едва не придавив Третью, засучил задними лапами, забил хвостом, поднимая в воздух тучу песчинок.

- Дер… жите… его! – Прохрипела упавшая вместе со зверем Илка. Девушка перехватила башку ящера пониже и начала выворачивать ему шею. Поняв, что она делает, хищник забился вдвое активней, скинул с себя Хэвена, ударом лапы отшвырнул ещё одного бойца… Под наплечниками Третьей сверкнуло синим. Раздался влажный хруст – и шея ящера вывернулась неестественным углом. Ещё раз дёрнувшись, зверь обмяк.

- В имя Господа нашего… - Выдохнул лежащий на спине Хэвен вместо рвущихся с языка ругательств. Приподнялся на локтях, не в силах отвести взор от несомненно мёртвой туши. – Готов!

- Сержант, вы в порядке? – Не участвовавший в свалке Первый склонился над трупом зверя, помог Илке столкнуть с ног его тяжёлую голову.

- Да, сэр. – Тяжело дыша, ответила девушка. От рыка её голос сел, и теперь она говорила сипло, через силу. – Только броня… Кажется, я сожгла экзоскелет.

- Но вы ведь можете носить её просто как доспехи, верно? – Капитан предложил новозеландке руку, однако та осталась лежать, переводя дух. Из-под выреза её кирасы и наплечников вились прозрачные струйки дыма – вероятно, от сгоревших сервомоторов. В свете звёзд они были едва различимы.

- Да, сэр. Ничего страшного.

- Хорошо. – Первый обернулся к своим солдатам. - Восстановить периметр. Инженера сюда. Проверьте, что с ранеными. И почему нет тревоги на базе? Где это хвалёная ментальная связь?

- Это странно, да. – Капеллан поднялся, отряхнул с экипировки песок. – Но и ящер вёл себя глуповато. Думаю, он не был под прямым контролем акватика или Небесного. Его просто запустили в джунгли как сторожевого пса, гулять без присмотра.

- Будем надеяться, что у «водяных» нет чего-то вроде переклички. – Первый пнул труп зверя. – И хорошо бы, чтоб в нашем районе таких больше не гуляло.

Быстрый осмотр показал, что у пары бойцов есть ушибы и растяжения, а броня Илки не подлежит полевому ремонту. За исключением погибшего в самом начале оперативника это оказались единственные потери. Можно было вернуться к исходному плану без серьёзных корректив.

- Во взводе давно ходят байки о том, как ты убила ящера голыми руками и гранатой. – С усмешкой сказал сидящей на песке новозеландке падре. – Теперь будут рассказывать, как ты убила двух ящеров голыми руками. В одном бою. И, полагаю, упоминание гранаты из истории быстро исчезнет.

Девушка ответила ему лишь мрачным взглядом исподлобья.

Контейнеры, которые с такой осторожностью разгружали сапёры, содержали в себе изрядное количество взрывчатки, мощную рацию для прорыва помех и простейшее альпинистское снаряжение. Лёгкие пехотинцы, обученные бою в горах, могли взобраться по ровному покатому склону и без него, но вот остальным бойцам тросы и карабины послужили хорошим подспорьем. Даже с их помощью восхождение отняло более часа. Приходилось огибать лишённые растительности участки, воронки от бомб и развалины укреплений. Несколько раз весь отряд замирал на пару минут и вслушивался в шумы леса – прозевать ещё одного ящера или патруль глубинников никому не хотелось. Всевышний, однако, решил, что с наёмников пока хватит неожиданностей, и к плоской вершине отряд подобрался без приключений. Большая часть солдат осталась ждать на месте, закрепившись карабинами. Первый и капеллан в сопровождении снайперов поднялись до самого среза, чтобы оценить обстановку.

Корабль-носитель был на месте. Серо-зелёная громада из аквапластика, лёгкого как пластмасса, и прочного, как сталь материала пришельцев, занимала большую часть площадки, возвышаясь над ней тремя хорошо заметными ярусами. По площади она была сопоставима с приличным универмагом, по высоте – с жилой многоэтажкой. Первый ярус, как знал Хэвен, занимали реакторный отсек, камеры левитационных двигателей и служебные помещения. На втором располагались казармы, склады и батареи тяжёлых орудий. Рубка, главная цель Безымянных, уместилась в центре третьего яруса, меж установок скорострельных пушек. На крыше носителя при нужде могли разместиться четыре малых корабля, однако сейчас их не было – так как судно выполняло транспортную миссию. Корпус выглядел монолитным, однако глазам не стоило верить – в нём скрывались и люки, и орудийные порты. Не зная точно, где они находятся, заметить можно было только главный грузовой люк – и то больше благодаря тому, что он охранялся двумя Глубинными.

Периметр вокруг площадки по большому счёту отсутствовал. Хэвен разглядел лишь несколько мягко светящихся столбов, установленных на равном удалении от корабля. Свет их был слабый, зеленоватый, но «водяным» большего и не требовалось. В темноте все они видели не хуже иных ночных зверей. Кроме стражи у люка охрану осуществляли два пеших патруля - каждый включал в себя акватика и пару глубинников. Впрочем, не стоило сомневаться, что внизу, внутри базы и на равнине под холмом, ждут своего часа их товарищи числом до сотни. Весь успех операции зависел от того, успеют ли наёмники умыкнуть обитателя рубки прежде, чем гарнизон подоспеет ему на помощь. Как только грянет первый выстрел, счёт пойдёт на секунды.

Майор Вторая жестом задала Первому вопрос: «Моя цель?». Капитан также безмолвно указал женщине на охранников перед входом. Снайпер кивнула, продублировала команду напарнику. Приникла к земле, уперев в плечо приклад винтовки WA2000. Оставив снайперов на позиции, священник и офицер вернулись к основным силам.

- Вроде никаких проблем. – Сказал Первый соратникам. – Майор наблюдает. Ждём «Браво».

О приближении второй группы Безымянных возвестила сирена на базе пришельцев. Из-под земли донеслось приглушённое мерзкое кваканье, будто там лупили мухобойкой гигантскую лягушку, секундами позже оно же раздалось на посадочной площадке. Светящиеся столбы сменили цвет сияния – вместо ровного зеленоватого света они давали красный, мерцающий. Патрульные «водяные» завертели головами. Потом один патруль опрометью бросился к главному люку, второй же продолжил обходить площадку ускоренным шагом. Теперь вход охраняли четверо глубинных во главе с акватиком. Вскоре на западном конце островка бухнула танковая пушка.

- Прибыли. – Удовлетворённо заметил Первый. – «Альфа», на исходные.

Канонада на западе крепчала, очереди трещали всё гуще, взрывы гремели чаще. Вдруг корабль пришельцев издал низкое гудение – так гудят электрические провода под напряжением – и по бортам его вспыхнули зелёные огоньки. Основание каждого яруса опоясала золотая сияющая полоска.

- Готовятся к взлёту. – Определил Хэвен, видевший подобное прежде. – У нас от трёх минут.

- Что ж, тогда… - Первый привлёк внимание снайперов, показал им: «Смена задачи. Целиться в командиров». Дождался, чтобы патруль вышел из-за корабля, оказался на одной линии с охраной люка. Вытащил из-под куртки простой спортивный свисток, набрал воздуха в грудь, дунул в него изо всех сил. Серебристая трель раскатилась над холмом. Долю секунды спустя звонко ударила WA2000 – и акватик у люка лишился куска черепа. Напарник майора достал свою цель с небольшим запозданием. На глубинников, ошеломлённых потерей командования, из темноты обрушился град свинца. Патрульные, шагавшие за вторым акватиком, не успели даже вскинуть оружие – их изрешечённые трупы мешками осели наземь. Третья рывком поднялась во весь рост, широко расставила ноги, повела стволом «Молота», вжимая гашетку. Веер стальных болванок срезал глубинников перед главным люком, как серп режет спелую пшеницу. Они повалились,  где стояли, но лишь один упал замертво. Двое неловко завозились в пыли, последний, распиленный очередью практически напополам, перевернулся на живот и потянулся к оброненному игломёту. Командир Безымянных добил его короткой очередью в голову. Остальных «успокоили» снайперы.  

С внешней охраной корабля было покончено. В сопровождении штурмовиков сапёры перебежали к люку, облепили его заранее приготовленными подрывными пакетами. Взрыв вмял створки внутрь судна, усиленный выстрел «Молота» - окончательно сорвал с петель. Изнутри в ответ тоже ударил рельсотрон – вслепую, не прицельно, а потому безвредно. Штурмовики закинули в открывшийся проём пару осколочных гранат. Маловероятно было, что Небесный отражает вторжение в первых рядах, так что наёмники пока не стеснялись со средствами. После сдвоенного взрыва рельсотрон умолк. Штурмовики ворвались в грузовой отсек, за ними вошла Илка. Хэвен не отставал. Посреди обширного отсека дёргались в конвульсиях два глубинника. Одному из них взрывом оторвало ногу, другого только оглушило и посекло осколками. Падре обнажил револьвер и вогнал каждому по две пули в череп. Обменялся взглядами с Илкой. Девушка кивнула ему, закинула за спину «Молот», тоже вытащила из кобуры на бедре револьвер – жуткого вида «Смит и Вессон М500» для охоты на медведей.

- Снайперы – удерживать вход от возможных контратак. – Распорядился Первый, когда весь отряд собрался внутри корабля. – Третья, падре, Девятый – со мной. Остальные – зачистка яруса по плану.

Все оставшиеся до операции дни ветераны взвода учили новичков штурму подобных кораблей-носителей. Безымянные знали их внутреннее устройство, как свои пять пальцев, и это определило данную стадию операции. Большая часть отряда захватывает реакторный отсек и двигатели, не даёт судну взлететь. Меньшая – штурмует мостик. Ставка была на то, что раз корабль привёз пополнение для гарнизона, то после разгрузки на его борту останутся в основном члены экипажа – техники, навигаторы и прочий небоевой персонал. Справиться с ними можно и малыми силами. Для штурма мостика же были отобраны самые опытные оперативники. Обезвредить Небесного требовалось не только без вреда для него, но ещё и максимально быстро. Другого способа защиты от боевой псионики не существовало – навались гурьбой, выруби телепата раньше, чем он успеет сосредоточиться на тебе, и только так.

- Живее, живее! – Первый вскочил на пластину грузового лифта, дождался остальных, ударил прикладом по выступу на стене, служащему переключателем. Пластина поплыла вверх. Четверо оперативников встали спина к спине, ожидая атаки с любой стороны – Илка при этом отвела в сторону свободную руку, явно готовая оттолкнуть и прикрыть собой любого из спутников. Складской ярус встретил наёмников тишиной и полумраком. Похоже, здесь вообще никого не было. Лифт доставил землян на прямоугольную площадку, куда выходили двери десятка складов и казарм. Две металлические лесенки без перил вели вверх. С их помощью можно было попасть в кольцевой коридор, охватывающий рубку.

- Падре, Девятый – правая! Третья – со мной, левая! – Капитан повторил слова жестами. 

Здесь снова встретилось сопротивление. Два акватика осыпали выходы с лестниц смертоносными иглами.  Одна такая вскользь прошлась по каске Хэвена прежде, чем тот успел нырнуть вниз. Но низкорослым гуманоидам не хватило ума чередовать стрельбу – в результате кассеты игломётов у обоих опустели практически одновременно. Перезарядиться наёмники им не дали. Пробившись на палубу, они расстреляли акватиков в упор.

Вероятно, эта парочка была чем-то вроде караула при входе на мостик – они стали последней преградой перед нужной дверью. Фиолетовая створка, украшенная выпуклыми геометрическими узорами, оставалась пока закрытой. Девятый прикрепил к ней вышибной заряд, прямо напротив запирающего механизма. Прижавшись к стене у косяка, вопросительно глянул на капитана. Тот, вставший по другую сторону от проёма, махнул рукой. Пехотинец нажал клавишу на тыльной стороне заряда, отдёрнул ладонь. Три сухих щелчка – и хлопок взрыва. Хэвен без колебаний сунул пальцы в отверстие, образовавшееся на месте замка, потянул дверь на себя, заставляя створку убраться в стену. В иной ситуации первой проверять помещение на наличие врага отправилась бы осколочная граната. Но сейчас как минимум один из обитателей рубки требовался живым. Потому вместо гранаты первой в дверь прошла Илка. И тут же получила выстрел в грудь. Игла срикошетила от кирасы, а сержант шагнула вперёд, вырвала иглопистолет из лапок стрелявшего акватика, и пинком опрокинула пришельца на спину.  Падре ворвался на мостик следующим, с револьвером в одной руке и электрошоковой дубинкой в другой. Капитан и Девятый, вскинув винтовки, прикрывали его из коридора.

Ещё двое акватиков бросились на Илку с голыми руками, тоненько шипя и скрючив когтистые пальцы. Одного Хэвен снял выстрелом в голову, другого новозеландка просто стукнула бронированным кулаком по макушке, отправив в нокаут. Поверженные «водяные» были навигаторами, пилотами корабля, и их поведение удивило священника – обычно безоружные пришельцы пытались бежать и прятаться. Впрочем, причина странной храбрости акватиков выяснилась сразу же.

Из пластикового кресла за главным пультом корабля поднялась высокая фигура в золотистом балахоне с капюшоном. Мешковатая накидка из блестящей ткани скрывала силуэт пришельца, лица не было видно в тени от капюшона, однако узнать этериала не составляло труда. Хотя бы потому, что среди «водяных» только Небесные носили одежду.

- Это он! – Воскликнул Первый. – Берите его!

Хэвен рванулся вперёд, замахиваясь дубинкой. Этериал повернул к нему голову. Капеллан встретился взглядами с темнотой под капюшоном. И остолбенел. Судорожно вдохнул. Пальцы священника разжались, дубинка и револьвер упали на пол. Сзади раздался металлический звон – похоже, Первый и Девятый тоже выронили винтовки.

- Ты ж… - С трудом выдавил Хэвен через перехваченное спазмом горло. Это было что-то новенькое. Прежде псионики «водяных» вызывали у солдат-людей беспричинный страх, чувство дезориентации, могли даже довести до обморока. Причём на это им требовались секунды зрительного контакта с жертвой. Этериал же в мгновение ока парализовал четырёх человек – оставив их в сознании. Как ни пытался падре, заставить себя пошевелить хотя бы мизинцем он не мог. Его слушались только глаза. У остальных, очевидно, дела обстояли не лучше. Предполагалось, что Небесный может проворачивать трюки, недоступные акватикам, но такое…

Справа неожиданно раздалось знакомое хриплое рычание – скосив взгляд, падре не без удивления увидел, как Илка, дико оскалившись, с видимым трудом, но делает шаг. Медленно-медленно поднимает правую руку, закованную в латную перчатку, сгибает пальцы, будто хочет дотянуться до горла Небесного. Тёмно-синие глаза девушки округлились, в них плясали искорки самого настоящего безумия. Она двигалась как в замедленной съёмке – но всё же двигалась! Пришелец, похоже, был впечатлён не меньше капеллана. Он даже шарахнулся было назад, но сразу опомнился. Подошёл к новозеландке вплотную, уклонился от тянущихся к нему пальцев, выпростал из-под балахона тонкую фиолетовую руку. Сжал хлипкий кулачок и без ухищрений врезал новозеландке в челюсть. Этого хватило – Третья упала, лязгнув доспехами. Этериал повернулся к Хэвену. И тут его окликнули.

- Эй, халат. Гляди сюда. – Голос майора Второй срывался, словно она недавно бежала со всех ног, и ещё не успела отдышаться. Этериал посмотрел в сторону входа. Попятился. Вскинул руку, широко растопырил длинные пальцы, зашипел.

Бесцветная женщина вышла из-за спины Хэвена, наклонилась, чтобы подобрать его дубинку. Винтовки при снайпере не было, пистолет оставался в кобуре. Игнорируя шипение и непонятные пассы Небесного, майор спокойным шагом приблизилась к нему и ткнула дубинкой под капюшон. Сверкнула голубая искра, рослый «водяной» выгнулся в дугу и сполз по стенке… Невидимые оковы в тот же миг спали со священника. От неожиданности он рухнул на колени, но тут же вскочил, бросился к лежащей на боку Третьей. Торопливо перевернул девушку на спину, распустил ремешок шлема, снял его с головы новозеландки. Стянул с её лица защитные очки, расстегнул воротник комбинезона. Проверять пульс не потребовалось – Илка тихонько застонала и открыла глаза. Посмотрела на капеллана. Синих язычков безумного пламени в её взгляде уже не было.

- Илка, ты как? Узнаёшь меня? – На всякий случай священник назвал девушку по имени. О том, какие последствия бывают у ментальных атак он знал не понаслышке.

- Да, командир. – Сержант слабо улыбнулась. – Бывший командир, то есть.

Оттолкнув руку Хэвена, она довольно уверенно села, мотнула головой.

- Фух… - Падре оглянулся на Вторую, деловито упаковывающую Небесного в наручники. – Майор, что это было?

- Я пришла доложить, что первый ярус захвачен, и сапёры минируют реактор. – Отозвалась беловолосая женщина. – Ну а дальше – вы сами видели.

- Но почему на вас…

- Потом. – Оборвал его Первый, входя в рубку. – Нет времени на вопросы. Берём цель и двух акватиков, которых вы оглушили. Пора наружу.

Спускаться вниз оперативники не стали – напротив, их путь лежал ещё выше, на плоскую крышу корабля-носителя. Туда причаливали «блюдца» пришельцев, туда же мог сесть и «Рейнджер» землян. Перетащить наверх пленников оказалось легче некуда – Небесный практически ничего не весил, Хэвен просто закинул его на плечо. Акватиков взяли на закорки Третья и Девятый. Остальная группа поднялась следом, оставив на первом ярусе несколько сюрпризов для подкреплений пришельцев - в частности, растяжки в каждом дверном проёме и на каждой лестнице. Инженер, тащивший на спине короб мощной рации, установил её, развернул антенну, надел наушники. Пока он повторял позывные, Первый снял с ремня сигнальный пистолет и запустил в небо зелёную ракету. Её должны были увидеть как пилоты конвертоплана, так и солдаты «Браво» в заброшенном порту. Группе отвлечения можно было выходить из боя.

Минуты не прошло, как внизу громыхнуло.

- Первая растяжка. – Заметил русский капитан. – Начинаем считать.

Но больше взрывов не последовало - «водяные» редко дважды попадались на один трюк. Теперь они, надо полагать, продвигались по кораблю осторожно, обходя или снимая мины.

- На сколько выставлены таймеры бомб в реакторном отсеке? – Поинтересовался Хэвен у сапёра.

- Ещё десять минут.

- Хорошо запрятали?

- Сходу не найдут, не волнуйтесь.

«Морской рейнджер» появился со стороны моря, посвистывая турбинами и слепя носовым прожектором. Гидроконвертоплан был настоящим сокровищем Безымянных – его холили, лелеяли и берегли для самых важных операций. Нынешняя относилась как раз к таким. Щедро обстреляв из автоматической пушки кого-то внизу, «Рейнджер» повернул гондолы двигателей соплами вниз и плавно опустился на крышу корабля-носителя. Рампа десантного отсека была уже опущена. Первыми по ней взбежали бойцы, нагруженные пленниками. Последними - штурмовики и капитан. Не тратя времени на закрытие рампы, конвертоплан прянул вверх, перешёл в горизонтальный полёт, взревел форсажем. Вслед стреляли из игломётов и рельсотронов, но пилот бросал машину то на одно крыло, то на другое, не давая «водяным» шанса прицелиться. Пассажиры торопливо рассаживались по скамьям, пристёгивались ремнями. Пленников просто бросили на пол. Небесного капитан придерживал ногой, чтобы тот не укатился за борт.

 «Рейнджер» успел удалиться от острова на пару километров, прежде чем сработали бомбы, заложенные под реактор корабля. Через кормовой люк Хэвен наблюдал, как на месте судна-носителя возникает багровый, в чёрных прожилках, шар огня, как он поглощает макушку холма вместе с укрытыми в ней ярусами подземной базы. Конечно, заряды Безымянных не могли так рвануть – они лишь сдетонировали элерий, топливо в реакторе. Если после потери Небесного гарнизон острова сохранил какой-то порядок, то этот взрыв окончательно их дезорганизует. У «Браво» не должно возникнуть проблем с отступлением.

- Вот теперь можно и вопросы позадавать. – Сказал Первый, когда отблески далёкого пламени растаяли в ночи. – Майор, я видел своими глазами, как этериал пытался воздействовать на вас псионикой. У него ничего не получилось. Почему?

- Понятия не имею. – Сидящая напротив него Вторая пожала плечами и отвела взгляд. Тронула пальцем дужку очков. – Может, четыре человека были его пределом? И он не мог контролировать пятерых? Я не учёная, откуда мне знать…

Хэвен был знаком с майором давно, и знал её характер. Он знал, что странная женщина, потерявшая цвета, замкнута в себе, но доброжелательна, спокойна и дружелюбна. А ещё – что она не умеет врать. Совершенно. Вот и сейчас снайпер очень неуклюже прятала глаза. К тому же, вдруг подумал капеллан, когда она вошла, Илка лежала без сознания, этериалу не было нужды её контролировать. Значит, перед ним и в тот момент было только четыре цели.

Но священник сделал вид, что поверил и промолчал. Русский офицер поступил так же – однако Хэвен не взялся бы сказать, о чём именно он сейчас думает…

 

Конец третьей главы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

                                                Глава 4

2031-й год. ФРГ.

В том, что за ней следят, Саманта окончательно убедилась только на довольно пустынном загородном шоссе – преследователи были профессионалами.

Ночь прошла спокойно – Хильда работала за компьютером, активно с кем-то переписываясь, Сэм, приняв горячий душ, отсыпалась на диване в гостиной. Утром детектив решила отогнать подальше джип, припаркованный слишком близко к их убежищу. Машина была заметная, и могла подсказать врагам, что немка скрывается где-то неподалёку. Идея оказалась хорошей, но запоздалой – похоже, именно возле джипа её и караулили. Не имея таланта к дедукции, индукции или аналитике, Сэм, однако ж, всегда отличалась наблюдательностью и умела доверять интуиции. На синий «фольксваген» девушка обратила внимание после того, как он дважды мелькнул в зеркале заднего вида. Маловато для серьёзных подозрений, однако с того момента детектив уже намеренно высматривала синее авто в потоке машин. Её опасения крепли. «Фольксваген» умело держал дистанцию, порой исчезал из виду, но скоро опять возникал позади джипа.

Изначально рыжая американка просто хотел оставить внедорожник через несколько километров, на первой же свободной парковке. Теперь всё усложнилось – до возвращения в квартиру требовалось как-то разобраться с «хвостом». Сэм не слишком хорошо знала местность, потому вырулила на дорогу, по которой они с Хильдой прибыли в город вчера. Здесь машин было мало, и преследователь не мог скрываться за трафиком. Саманта, наконец, разглядела его как следует. Ничем не примечательное авто, даже стёкла не тонированные. Водитель и пассажир – молодые мужчины. Заднее сиденье вроде пустое. Совершенно машинально, по полицейской привычке, девушка запомнила номер. На всякий случай пару раз притормозила, перестроилась из ряда в ряд, проверяя реакцию. «Фольксваген» не повторил её маневров, однако и на обгон не пошёл, хотя ему ничто не мешало. В конце концов, заметив удобный съезд на обочину, Сэм остановила джип. Открыв дверцу, соскочила на асфальт, встала в непринуждённой позе. Зашарила за пазухой, будто ища сигареты или фляжку во внутреннем кармане куртки – а на самом деле расстегнув кобуру. «Фольксваген», не меняя скорости, проехал мимо и минуту спустя исчез за поворотом. Сэм выдохнула.

Конечно, это ни о чём не говорило. Остановиться вместе с ней могли только совсем уж дилетанты. Скорее всего шпики передадут наблюдение другой команде или повернут назад через некоторое время, чтобы прицепиться к «цели» на обратном пути. Нужно использовать выигранную передышку с толком.

Детектив загнала внедорожник за высокие кусты, оставила двери открытыми и ключ в замке зажигания. Если его кто-нибудь угонит, это только пойдёт на пользу. Проверив, не осталось ли чего лишнего внутри, Сэм покинула машину, выбралась на обочину и зашагала вдоль шоссе к городу. Прогулка предстояла долгая, но девушку перспектива не пугала – она отлично себя чувствовала. Слабость после ранения прошла окончательно. Возник даже соблазн идти не по дороге, а напрямую, однако Сэм побоялась заблудиться. Девушка шла лёгким, пружинистым шагом, сунув руки в карманы куртки, насвистывая под нос бодрый мотивчик – и не забывая поглядывать по сторонам.

Синий «фольксваген» обогнал её минут через десять. Вильнул наперерез, обдал выхлопными газами, затормозил поперёк обочины, преграждая путь. Водитель распахнул створку, с улыбкой помахал девушке рукой. Сказал что-то по-немецки – Сэм поняла только обращение «фройляйн». Повторил на английском:

- Мисс, вы в город? Мы подвезём.

Бурный темперамент, зажатый в тисках самообладания, вызвал у рыжей американки желание скорее выхватить пистолет – пока не стало поздно. Задавив этот порыв, детектив улыбнулась в ответ, подошла к машине. Сказала, заправляя прядь волос за ухо:

- Благодарю, не стоит. Я не спешу. А мы, похоже, земляки?

Водитель действительно говорил с американским акцентом. И выговор его очень походил именно на нью-йоркский.

- Я сразу понял, что вы не немка. – Хмыкнул мужчина. Он поставил одну ногу на землю, наклонился вперёд. – Немки бывают или высокие, или женственные, одно из двух. Садитесь, поговорим по дороге. Сзади свободно.

- Врач советовал мне пешие прогулки. – Сэм продолжала улыбаться, хотя догадывалась, что улыбка её выглядит натянуто. Пассажир «фольксвагена» тем временем выбрался из машины и теперь стоял к ней боком, разминая плечи. – Ещё раз спасибо, но откажусь.

- Ну, как хотите. – Водитель качнул головой. – Знаете что? Возьмите мою визит…

Он сунул руку за пазуху. При этом воротник его пиджака чуть съехал, и Сэм увидела знакомый ремешок плечевой кобуры. Дальше она уже не колебалась. Схвати оппонент её за руку или резко ударь в живот – девушка могла бы не успеть среагировать. Но водитель, вероятно, захотел обойтись без шума и посадить её в машину, угрожая оружием. Зря.

Детектив ухватила мужчину за шиворот и дёрнула вниз, одновременно вскидывая колено. Лицо водителя и коленка Сэм встретились с крайне неприятным звуком. Что-то чавкнуло, хрустнуло. Сэм обеими руками рванула неустойчиво сидящего мужчину на себя, выдернула из водительского кресла, швырнула на асфальт. Его напарник не растерялся – перескочил капот авто, сходу ткнул девушке в лицо левой рукой с зажатой в ней коробочкой электрошокера. Саманта уклонилась в последний миг, перехватила его руку за запястьем, ударила под локоть и тут же в грудь – недостаточно сильно, к сожалению. Пассажир лишь выронил шокер. Тут же свободной правой ударил детектива в лицо, рывком подался назад, вытягивая левую из захвата. Сэм заблокировала апперкот локтем и предплечьем, попыталась не только сохранить захват, но и выломать руку противника. Безуспешно – тот ужом вывернулся из её пальцев, отскочил… и напоследок получил пинок тяжёлым ботинком в бедро. Оперевшись ладонями о дверцу, девушка достала его левой ногой, едва не потеряв при этом равновесие. Пассажир невольно сделал лишний шаг назад, споткнулся о пытающегося встать водителя и растянулся на асфальте, придавив напарника собой. Вот теперь можно было достать пистолет и покончить со схваткой. Но Саманта поступила иначе – она запрыгнула в машину, на освободившееся место водителя, и вдавила педаль газа. Ключ зажигания был повёрнут в замке, мотор мерно гудел под капотом, так что синий «фольксваген» послушно рванул вперёд. Дверцу со своей стороны Сэм закрыла на ходу, вторая створка удачно захлопнулась сама на резком повороте. Пытающиеся встать на ноги преследователи остались позади, через полминуты их уже не было видно в зеркала.

- Вот тебе и «возвращайся в Штаты, пока глубже не влезла». – Пробормотала девушка, крутя руль. Удивительно, но её не потряхивало от адреналина, как прежде. Напротив, в груди будто лопнула натянутая струна, и детектив почувствовала себя намного спокойнее. Почти умиротворённой.  – Даже без Куратора – куда уж глубже…

Трофейный автомобиль она бросила на стоянке супермаркета у въезда в город. В салоне и бардачке ничего интересно не отыскалось – упаковка из-под сэндвича да туристический путеводитель с картой города. Из чистой паранойи девушка не отправилась в убежище напрямик – сперва основательно покружила по окраинам. Её запутывание следов стало ещё более эффективным после того, как Сэм по-настоящему заблудилась. Оказавшись в каком-то скверике со статуей рыцаря в доспехах по центру, американка вдруг осознала, что не знает, где находится и куда ей идти. Приставать с вопросами к прохожим было рискованно, да и неловко как-то – учитывая нулевое знание девушкой иностранных языков. Спасло воспоминание о путеводителе из «фольксвагена». Саманта купила себе такой же в газетном киоске и сориентировалась по названиям улиц на перекрёстках. Войдя в знакомый подъезд, поднявшись по знакомой лестнице и увидев перед собой знакомую дверь, детектив ощутила такое облегчение, словно действительно вернулась домой. Игнорируя звонок, Сэм дважды отстучала по створке условный сигнал, о котором они с Хильдой условились с утра. В дверном глазке мелькнула тень, затем дверь распахнулась:

- Долго ты пропадала. – Заметила де Мезьер, впуская Саманту в прихожую.

- У нас проблемы. – Прямо с порога сообщила детектив. – Возле джипа меня ждали. Хвост я сбросила, но это же в нашем квартале. Они знают, где искать.

- Предлагаешь сматывать удочки? – Усмехнулась немка.

- Да. – Сэм распустила шнурки на берцах, разулась. Только теперь почувствовала, что у неё болит колено, ушибленное о физиономию шпика. – Рано или поздно квартиру отыщут.

- Ну, думаю, сегодня мы ещё в безопасности. А завтра нас и в стране-то не будет.

- Вы что-то нашли? – Повесив куртку на крючок, Сэм повернулась к Хильде.  

- Ага. Пошли, покажу. – Де Мезьер кивком пригласила детектива в гостиную. – И обращайся ко мне на «ты», а?

- Я не могу, Хильда. – Девушка позволила себе лёгкую улыбку. – Для меня это то же, что для вас – говорить на средневековом немецком. Кстати, это важно, думаю. Один из моих преследователей был американцем. Из Нью-Йорка, уверена. Я узнала произношение.

- Ты с ним что, разговаривала?

- Да. Они пытались меня… посадить к себе в машину. Я ударила одного ногой в лицо…

- Ты мне нравишься всё больше и больше. – Хильда с коротким смешком плюхнулась на диван, указала детективу сесть рядом. – А я вот припоминаю, что двое моих похитителей в особняке переговаривались по-немецки. Но с акцентом. И акцент, спорить готова, был русский, хоть и слабенький.

- Значит, русские и американцы? – Нахмурилась Сэм, присаживаясь.

- Ага. Не хватает китайцев и арабских террористов, для полного букета. – Дочь оружейного магната взяла со столика пачку распечатанных листов. – Но об этом потом. Смотри, что я нашла.

Она развернула листы веером – оказалось, что это личные дела полудюжины человек. Де Мезьер передала два из них Саманте:

- Вот на эту парочку я рассчитывала больше всего. Они не наёмники, вроде из канадского спецназа, но мы с ними почти что дружили. Капитан Мишель Хенриксен, снайпер, и лейтенант Энн МакГрин, её второй номер. Уверена, Мишель бы нам помогла при любом раскладе. Да и Энн была простая, как сапог, но надёжная, как булыжник.

Судя по цветной фотографии, капитан Хенриксен была довольно молодой и привлекательной женщиной – изящной, хрупкой. Её тёмно-каштановые волосы были собраны в два низких хвостика, а на носу красовались очки в красной оправе. Напарница снайпера выглядела не столь интеллигентно – простое, хотя и приятное лицо с широкими скулами, короткие золотисто-рыжие волосы, белесый шрам, идущий через левую глазницу.

- Вы их не нашли? – Спросила Сэм.

- Энн нашла. На военном кладбище в Ванкувере. – Хильда поджала губы. – Погибла при исполнении, никаких деталей. Мишель уволилась со службы через пару месяцев после её смерти. По состоянию здоровья – у неё начала прогрессировать какая-то странная болезнь… Где сейчас находится – неизвестно, рыться глубже времени нет. Пришлось всё же взяться за наёмников. Тоже много времени зря потратила, однако кое-что нашла. Вот этот парень.

Немка показала Саманте третий лист:

- Капитан Ларс Маккензи, ирландец, пилот истребителя. Во-первых, я его чуточку знала. Во-вторых, не самая мелкая сошка, как командир эскадрильи прикрытия участвовал в совещаниях руководства «Коммандос Икс». В-третьих, был с «коммандос» до конца, судя по всему. Наконец, мои контакты в частных армиях точно установили, где он сейчас.

- И где же?

Де Мезьер сунула американке оставшиеся досье, откинулась на спинку:

- После того, как Тихоокеанский периметр ослабел, одиночные корабли пришельцев начали просачиваться в другие океаны, и безобразничать там. Некоторые страны приняли меры. Как можно стране без сильной армии быстро укрепить оборону? Или позвать в гости больших соседей в обмен на уступки, или набрать наёмников. Южно-Африканская Республика сформировала специальный отряд из противолодочной и боевой авиации для охраны Капского мыса. Отряд укомплектовали наёмными пилотами. Капитан Маккензи вступил в их ряды год назад и до сих пор на другую службу не переводился. Отправимся в ЮАР и найдём его там.

- А… ближе никого нет? – Осторожно уточнила Сэм.

- Есть ещё Доминика Гигерсбергер, подполковник медслужбы, полевой хирург из Польши. – Де Мезьер подёргала за краешек нужный лист. – Была главным медиком у «коммандос», тоже входила в высшее руководство. С началом войны отправилась добровольцем в Южную Америку, латать аборигенов. Не вернулась. Аборигены её точно не съели, я дока хорошо помню – она внутри добрая, но снаружи ужасно ядовитая.  Уверена, если прочешем русло Амазонки, отыщем её где-нибудь в джунглях.

- ЮАР… пожалуй, лучше. – Неохотно признала детектив.

- Тогда решено. – Хильда бросила досье на стол. – Оформление всяких бумаг я уже заказала кое-кому проверенному. Завтра под чужими именами летим в Португалию. Оттуда кораблём – вдоль побережья Африки до цели. По пути пару раз сменим судно и документы. Если это не собьёт погоню со следа – тогда уж и не знаю, что делать. Кстати!

Она вскочила с дивана, достала из кармана джинс телефон:

- Пошли на кухню. Сниму тебя на фоне занавески. Нужны снимки для фальшивых паспортов…

 

                          *                                                 *                                                     *

2031-й год. Океания.

По меркам тихоокеанского региона, погода была не такая уж и плохая – стёкла в оконных рамах не дрожали, ветер не грозил сорвать металлические листы с крыши. Просто хлестал проливной дождь, да где-то вдалеке рокотал гром – хотя молний видно не было.

- Обычно в такую погоду люди ходят ко мне исповедаться. – Сказал отец Хэвен, разливая подогретый ром по стаканам. – Что же привело вас?

- Сложно сказать… - Первый пожал плечами. Он явился в маленький дом священника несколько минут назад, и теперь обсыхал за откидным столиком возле окна. С капитанского плаща, повешенного на крючок у двери, до сих пор капало.

- Возникло желание не столько излить душу, сколько узнать чьё-то мнение о паре идей… Так что я, наверное, буду больше спрашивать. - Русский офицер с благодарностью принял ром, отпил. Поморщился. – Боже, какая гадость…

- Не спорю, мне тоже не по вкусу. – Капеллан хмыкнул, присаживаясь напротив него. – Но алкоголь на базу привозят редко, в официальном списке закупок его вообще нет. Довольствуемся тем, что удалось раздобыть. Я всегда держу пару бутылок, без них исповедь обычно не клеится.

- А не расскажете, чем вы вообще занимаетесь в отряде, как священник? – Несмотря на видимое отвращение к напитку, Первый сделал ещё глоток.

- Слушаю тех, кто хочет выговорится. – Улыбнулся Хэвен, обхватывая свой стакан двумя ладонями. – Заключать браки или крестить кого-то в отряде приходится нечасто. Проводить мессы особо негде, да и ни к чему. Исповеди – другое дело. Служба в рядах Безымянных нелёгкая, у многих солдат за плечами трагические истории, как у Третьей, например. А контакты и лишняя откровенность между бойцами не поощряются. Со мной можно поговорить о чём угодно. Главное – своё имя не называть.

- То есть, вы лучше многих офицеров знаете солдат отряда, верно?

- Пожалуй. – Согласился капеллан. – Я готов выслушать даже иноверца или неверующего, этим многие пользуются. Но честно скажу, из солдат нового набора мне мало с кем довелось пообщаться тесно. Ветеранов же осталось - по пальцам сосчитать.

- А что привело вас… к Богу, если можно так выразиться? Вы ведь раньше были военным, как я понимаю? И не так давно?

- Чудо, сын мой. – Хэвен тоже пригубил напиток. – Я вырос в приюте при католической миссии, но к религии всегда был равнодушен. А потом увидел чудо. Вернее, даже поучаствовал в нём. Вместе с Третьей, между прочим. Не думаю, что Всевышний как-то особо отметил меня, грешника, но вот на смелость и полнейшую самоотверженность этой девушки он явно обратил внимание. Мне это спасло жизнь.

Несколько минут мужчины молчали, потягивая ром. Ветер на улице крепчал, его свист был отчётливо слышен через тонкие стены разборного домика. Опустошив стакан наполовину, Первый отставил его в сторону, медленно произнёс:

- Сержант Третья мне достаточно понятна. А вот другая наша коллега, майор Вторая – нет. Вы говорили, что хорошо знаете ветеранов отряда…

- Ага. – Священник облокотился о столик, поставил стакан, сложил ладони. – Вот мы и подошли к сути.

- Что вообще вы о ней знаете? – Офицер посмотрел капеллану в глаза. - И что из известного вам готовы рассказать?

- Немногое. – Признался Хэвен. – Скрывать что-то от вас мне не придётся. Майор замкнута в мягком панцире. Она интеллигентна и вежлива, никогда не теряет самообладание, с ней приятно беседовать. Но за годы совместной службы она ни словом не обмолвилась о своём прошлом. И что творится у неё на душе – тоже загадка. Вам не даёт покоя случай в рубке?

- Да. – Капитан кивнул. – Я уверен, совершенно уверен, что Вторая знала – псионик ничего с ней не сделает. Даже такой, с неизвестными способностями. На прежних операциях она хоть раз попадала под воздействие псионики?

- Нет. Но она снайпер, и редко оказывается в поле зрения пришельцев.

- Поэтому она просила Лидера придать снайперов именно штурмовой группе. – Настойчиво продолжил Первый. - Поэтому, едва зачистив нижний ярус судна, ринулась в рубку. Хотя могла послать с известием рядового бойца. Лидер, возможно, тоже в курсе. Прежде, чем идти сюда, я поискал какие-нибудь побочные сведения о майоре. Нашёл в медчасти. Вы ведь знаете, что Вторая употребляет стимуляторы на операциях? Её физическое состояние едва позволяет ей оставаться на оперативной службе. И судя по записям, оно с каждым годом ухудшается. Зачем позволять больному человеку служить на передовой?

- Если вы думаете, что это какой-то заговор в верхах, зачем же пришли ко мне? – Мягко поинтересовался священник, в свою очередь отодвигая к стене стакан с ромом. – Я ведь могу быть его участником.

- Потому что мы оба были в рубке, когда Вторая оглушила этериала, и я видел ваше удивление. – Капитан усмехнулся. – Вы искренне поразились, в точности как я. Подозреваю, если кто и в курсе необычных возможностей майора, так это она сама, Лидер и, вероятно, Зеро. Говорите, Вторая служит здесь с основания отряда? Может, именно Зеро поместил её сюда, и не просто так?

- Мы подходим к сфере, которую не принято обсуждать на этом острове. – Предостерёг Хэвен. – Даже с капелланом.

- А между тем, у меня появилась мысль, как можно было бы чуть проявить личность нашего нанимателя. – Первый сказал это, как ни в чём не бывало, продолжая усмехаться. Однако в глазах его улыбки не было. – На самом деле именно эту идею я хотел обсудить с вами в первую очередь. А не личность нашего снайпера. Раньше я размышлял о подобном сугубо теоретически, но в свете последних событий… Выслушаете, падре?

- Что ж… говорите. – Хэвен сам не знал, зачем согласился. Возможно потому, что всегда считал – если уж тебе в лицо летит камень, закрывать глаза бессмысленно. Камень не исчезнет. Если выгнать русского капитана, он никуда не денется со своим любопытством.

- Я просмотрел сводки действий Мобильных Сил ООН в регионе. Тот налёт на остров, обеспечивший нам условия для операции, не был плановым. Его кто-то инициировал в особом порядке. Узнаем, кто – получим нить к заказчику. – Первый неожиданно встал. – Только вот с острова таких вещей не выяснишь. Если не привлечь Лидера. Конечно, стоит ещё вопрос – нужно ли оно нам? Подумайте, падре. Подумайте. Вернёмся к разговору позже. Спасибо за эту гадость.

Он кивнул на бутыль с ромом, накинул на плечи не просохший толком плащ и вышел под льющий косыми струями дождь. Хэвен закрыл за ним дверь и, после недолгих колебаний, налил себе полный стакан «этой гадости»…

 

К утру развиднелось. У горизонта висела полоска облаков, но капеллан по опыту знал, что скорого шторма она не предвещает. Разговор с Первым не шёл из головы, и Хэвен всё ещё обдумывал слова капитана, когда его вызвали к Лидеру.

- Небольшое поручение для вас. – Сказал ирландец после обмена приветствиями. – На самом деле подошёл бы любой офицер, но мне не хочется отвлекать глав отделений от боевой подготовки. Нужно слетать в Камбоджу и забрать одного человека.

- Пополнение? – Вскинул брови священник. – Или гость?

- Откуда у нас гости? – Хмыкнул Лидер. – Пополнение, однако не совсем обычное. Зеро договорился с хирургом.

- Наконец-то! – Не стал скрывать радость Хэвен. Безымянный взвод потерял уже двух полевых хирургов. Самый первый умер от тропической лихорадки, второй погиб во время неудачной высадки под огнём пришельцев. Оставшегося фельдшера было явно недостаточно для нужд наёмников.

- Личность интересная. – Ирландец положил на стол перед Хэвеном фотокарточку. – Доктор Стелла Кератри. С ударением на «и», она из Франции. Имя, конечно, останется между нами.

С фотографии на священника смотрела очень серьёзная женщина лет тридцати - тридцати пяти. Чёрные блестящие волосы подстрижены в изящное каре, умные серо-зелёные глаза чуть прищурены за стёклами узких очков без оправы. Прямая линия носа, тонкие черты красивого лица, светлая нежная кожа. Запомнить и узнать в толпе не сложно.  

- Гражданская. В армии не служила. Имела хорошие перспективы на родине, однако присоединилась к миссии Красного Креста с началом войны. – Продолжил ирландец. – Оставила хорошую работу и поехала с волонтёрами в Азию. Много оперировала в различных госпиталях по всему региону. Согласитесь, отличная характеристика.

- Да. Пусть и не военный медик, но нам подходит. – Кивнул падре. В конце концов, вытаскивать раненых с поля боя должен санитар, хирургу место в тылу. Что, собственно, доказал своей смертью предыдущий врач отряда. А эта француженка явно не из тех, кто растеряется от стрельбы над ухом.

- Забрать доктора необходимо как можно быстрее. – Лидер жестом показал, что Хэвен может оставить карточку. – Последние три месяца она работала в медпункте Красного Креста в Кахконге. Это одна из самых пострадавших провинций Камбоджи. Прибрежный регион, власти фактически бросили его на произвол судьбы, отведя войска за горный хребет Кравань. Даже без пришельцев там очень опасно. Две недели назад «голубые каски» ООН покинули провинцию в рамках сокращения Мобильных Сил. С медпункта сняли охрану. Большая часть волонтёров ушла вместе с солдатами, но некоторые остались. Доктор Кератри в том числе. Оставшиеся медики вроде как договорились с одной из местных вооружённых группировок о защите в обмен на врачебную помощь. Но…

- Но пахнет это дурно. – Кивнул капеллан. –  «Местная группировка» - это либо пираты, либо наркоторговцы, либо пираты-наркоторговцы. Сторожила кошка колбасу…

- Бывает, и пираты честно выполняют договор. Однако рассчитывать на это не стоит. – Хмуро буркнул ирландец. – Когда будете забирать доктора, могут возникнуть сложности. Так что прихватите с собой несколько солдат. На ваш выбор.

- Ну, кого я возьму точно, вы и так знаете. – Хэвен не сдержал улыбки.

 

                   *                                                *                                                     *

2031-й год. Камбоджа.

- Когда ты будешь вставать, пропорешь этой штуковиной потолок. И застрянешь. – Пообещал Третьей Хэвен. Новозеландка, сидевшая в обнимку со своим «Молотом», в ответ не удостоила его даже взглядом. И без того массивный рельсотрон теперь стал ещё длиннее. После возвращения с последней миссии сержант каким-то образом уговорила техников приспособить к нему самодельный штык. Вернее, не штык, а широкий грубый тесак, который выглядел так, словно им можно проткнуть кирпичную стену или срубить баобаб. Лезвие тесака выступало за дульный срез где-то на ладонь, и крепилось хитрой системой, распределяющей инерцию удара по всей длине ствола, чтобы его сложнее было погнуть. На получившееся монструозное оружие кто-то из солдат посматривал с плохо скрываемой насмешкой, а кто-то почти с восхищением. Хэвен, хоть и подтрунивал слегка над девушкой, но на самом деле не сомневался, что в её-то руках штык будет полезен.

Кроме Илки капеллан взял с собой в полёт двух штурмовиков и троицу разведчиков. В полной экипировке, разумеется. По его прикидкам, этого было достаточно, чтобы произвести впечатление на новую охрану госпиталя. Дай Бог, путешествие пройдёт мирно. И всё же лёгкое чувство беспокойства не оставляло священника с самого отбытия. Он гнал тревогу прочь, пытаясь разговорить Третью. Но уже перед самой посадкой его дурные предчувствия начали оправдываться.

- Падре, можно вас на минутку? – В пассажирский салон «Сандерленда» заглянул второй пилот.

- Да, конечно. – Хэвен отстегнул ремни, встал.

- На частоте, которую вы нам дали, тишина. – Сказал командир экипажа, когда священник поднялся в рубку. – Похоже, их рация вообще отключена. Возможно, сломалась.

- Хотелось бы верить. – Нахмурился капеллан. – Но садиться будем осторожно. Как в зоне операции. Сперва пробный заход, потом приводнение.

- Есть, сэр.

Медицинский пункт Красного Креста обслуживал не только крестьян, но также рыбаков и жителей прибрежных островов, потому у него имелась собственная пристань. На первом круге Хэвен заметил возле причала несколько лодок – и ни единой живой души.

- К берегу не подходить. – Распорядился он. – Встаньте на открытой воде, будьте готовы сразу взлетать. Мы спустим «Зодиаки».

Опытные пилоты Безымянных мастерски рассчитали посадку. Летающая лодка без помощи якоря или буксиров остановилась почти точно напротив причала, правым бортом к берегу. Велев не глушить моторы, Хэвен вернулся в салон и скомандовал высадку. Подготовка отняла ещё несколько минут – всё это время капеллан был как на иголках. Сидя на носу «Зодиака», он поглаживал приклад винтовки и не отводил взгляда от джунглей, окружающих расчищенный пятачок вокруг пристани. Но до берега группа добралась без проблем.

- Никто не встречает. – Заметил один из разведчиков, ступив на песок пляжа.

- Может, оно и к лучшему. – Мрачно ответил Хэвен. – Госпиталь метрах в двухстах вглубь. Значит, нам туда.

Он указал на утоптанную тропинку, ведущую прочь от дощатого причала.

- Разведка, идёте через «зелёнку», прикрываете фланги, смотрите, что впереди. Остальные - со мной, по дорожке.

- Я веду. – Илка привычным жестом опустила на глаза пластиковые очки, взяла «Молот» наперевес.

Первый труп попался им через два десятка шагов. Очень бедно одетый мужчина, явно из местных жителей, лежал посреди тропинки ничком, вытянув вперёд руки.

- Два пулевых ранения в спину, оба смертельные. – Определил Хэвен, бегло осмотрев мертвеца. – Лежит уже часов десять-пятнадцать.

- Не пришельцы? – Спросила Третья. На её щеках заиграли желваки.

- Нет. Пули, похоже, семь и шестьдесят два. Старый «калашников» или что-нибудь вроде нашего G3.

- Пойдём быстрее.

- Спешить, похоже, уже некуда. – Хэвен поднялся, отряхнул штанины. – Но хорошо, ускоримся.

Чуть дальше по тропе они нашли ещё два мёртвых тела – на сей раз женских. Второго мёртвого мужчину в джунглях обнаружили разведчики. Все погибшие, похоже, бежали к пристани – но пули настигли их раньше. Наконец, Безымянным открылось само здание госпиталя.

Волонтёры Красного Креста разместились в старой португальской католической миссии. Миссионеры прошлых лет были не лыком шиты, не особо полагались на защиту Господа, так что миссия смахивала на миниатюрную крепость – тёмно-серое каменное строение в два этажа, узкие окошки, единственный вход. Деревянные постройки окружали земляной дворик, не примыкая к главному дому – чтобы в случае осады труднее было его поджечь. В центре двора на высоком флагштоке трепетало белое знамя, украшенное Красным Кристаллом. У основания флагшотка были кучей свалены покойники – мужчины, женщины, старики, не меньше десятка. Кровавые пятна тут и там указывали, что люди погибли в разных местах двора, сюда же их стащили позже. Вероятно, чтобы не мешали ходить и ездить.

- Разведка – прочешите лес вокруг и оставайтесь в наблюдении. – Хэвен, продавив комок в горле, коснулся наушника. – Штурмовики – в здание. Ищем выживших. Третья, возьми револьвер.

Внутри госпиталя их ждало похожее зрелище. Брызги крови на штукатурке, небрежно отодвинутые к стенам трупы, следы пуль. Людей расстреливали в упор, когда они пытались бежать или прятаться. Капеллан Безымянных насчитал ещё восемь мертвецов – все, несомненно, местные рыбаки и крестьяне. Бронированная дверь в подвал оказалась выломана, внутри высились пустые стеллажи. Здесь должны были храниться медикаменты – теперь их, разумеется, и след простыл. С пола священник подобрал головку раздавленной ампулы.

- Сэр, это Десятый. – Вышел на связь штурмовик, осматривавший второй этаж. – Поднимитесь сюда. Я… кажется, я нашёл.

Хэвен не стал переспрашивать – он уже по тону понял, что, а вернее, кого нашёл солдат.

По фотографии падре этого не заметил, но доктор Стелла Кератри была не только хрупкой, но и высокой женщиной – одного с ним роста. К тому же, даже в полевых условиях доктор умудрялась носить изящные туфли-лодочки на каблуке. Сейчас она сидела на полу коридора, подперев спиной распахнутую дверь, бессильно уронив голову на грудь и вытянув ноги. Тонкие очки сползли к кончику носа. Белая блуза и короткая синяя юбка-карандаш задубели от пропитавшей их крови – а вот на врачебный халат, который хирург носила поверх них, чудом не попало ни капли. Пульс проверять не требовалось – француженке всадили в грудь очередь из автомата. Она умерла если не мгновенно, то очень быстро.

- Чёрт… - От ощущения собственного бессилия капеллан даже выругался. Они ничего тут не могли сделать. Было слишком поздно уже утром, когда «Сандерленд» наёмников поднялся в воздух. – Чёрт, чёрт, чёрт! Почему именно она? Десятый, вы видели тела других медработников?

- Нет. – Качнул головой штурмовик. – Только местные жители.

- Тогда почему…

Илка без колебаний перешагнула через вытянутые ноги Стеллы и вошла в комнату, на пороге которой погибла хирург. Замерла. Шумно втянула воздух сквозь зубы. Хэвен последовал за ней – и тоже остолбенел от увиденного.

В этой комнате было детское отделение. Серьёзно больных детей, похоже, свозили в единственный на побережье госпиталь со всей округи, даже из самых отдалённых поселений. Волонтёры обустроили отделение на славу – чистый пол, украшенные весёлыми рисунками белые стены, кондиционер, удобные кровати. Дети так и остались на кроватях. Кровь уже высохла, алые лужицы вокруг коек превратились в бурые пятна.

- Теперь понятно… что случилось. – Священник сглотнул, не в силах отвести взгляд. – Доктор… пыталась защитить детей. И сильно разозлила... этих…  

Илка медленно обернулась, встретилась взглядами с Хэвеном. Капеллан, знавший девушку давно и хорошо, считавший её другом, чуть не попятился. Лицо новозеландки не исказил гнев, как в бою случалось частенько. Оно стало мёртвым – таким же мёртвым, как лицо доктора Кератри. Когда Третья не злилась, она мало проявляла эмоции – однако синие глаза девушки всегда были тёплыми, в них горела живая искорка. Сейчас они смахивали на стеклянные глаза куклы.

- Командир. – Севшим голосом выдавила новозеландка. – Прикажи мне найти их.

- Илка… - Хэвен откашлялся, почувствовав, что едва не пустил петуха. - Сержант Джефферсон, возьмите себя в руки! Вы на задании!

Взгляд девушки сделался более осмысленным. Она сморгнула, словно отгоняя наваждение, однако упрямо повторила:

- Хэвен, прикажи мне найти их. Тех, кто это сделал.

- Мы сюда прибыли за врачом. – Терпеливо, почти ласково напомнил священник. – Врач мертва.

- Здесь были другие врачи. – Илка на глазах становилась прежней, спокойной и собранной. Но отступать не собиралась. Она рывком расстегнула подбородочный ремень и стащила с головы шлем. – Трупов нет – значит, их забрали живыми. Найдём виновников – найдём врачей.

- И где мы их будем искать? – Хэвен хотел было выключить рацию, однако вспомнил, что гарнитура сержанта также настроена на общую волну.

- Госпиталь охраняла местная группировка. – Третья убрала револьвер в кобуру и заложила руки за спину, как на плацу. – Банды здесь мелкие, контролируют небольшую территорию. Значит, у них база где-то рядом. Если добычу и пленных увезли по морю, следов не будет, но база – точно на берегу. Если увезли по суше – останутся следы. Бойня была после грозы, земля влажная. Если вывозили машинами – то по дороге. Им некого боятся, кроме «водяных». Они так думают. И прятаться не будут.

Хэвен колебался. Просьба Илки шла вразрез с целями группы. Приводимые ей доводы были слабоваты. Но… к чёрту всё, он просто хотел к ней прислушаться! Потому что после увиденного и сам не мог остаться равнодушным. Капеллан Безымянных видывал вещи и пострашнее – но сделанные руками пришельцев. Здесь же поработали люди – и это меняло дело. Безымянные – не миротворцы ООН, не армия, не полиция. У них очень узкие задачи. Однако… им ведь до сих пор нужен врач, верно?

- Разведка. – Священник тронул наушник. – Всё слышали? Здесь есть дорога вглубь материка?

- Да, сэр. – Отозвался сержант-разведчик. – Начинается за главным зданием, идёт в сторону гор. Сейчас осмотрим насчёт следов шин.

- Хорошо. Я пока свяжусь с самолётом. Попрошу осмотреться с воздуха. – Повернувшись спиной к залитой кровью палате, Хэвен шагнул в коридор. – Третья, со мной.

Прежде, чем уйти, новозеландка опустилась на одно колено перед мёртвой француженкой. Глядя ей в лицо, произнесла короткую фразу на непонятном языке – Хэвен не разобрал даже, венгерский это или маори. Выпрямившись, оглянулась на Хэвена – неожиданно с улыбкой:

- Доктор была очень хорошим человеком. В следующем Сне я хочу встретить её раньше и стать ей другом. Будет честью знать её.

- Ну… - Священник не нашёлся, что на это сказать. – Пусть так и случится.

 

Следы шин на дороге отыскались во множестве – совсем недавно бывшую католическую миссию покинули три-четыре тяжело гружёных автомобиля, среди которых выделялся трёхосный грузовик. Не дожидаясь результатов авиаразведки, наёмники выдвинулись в погоню. Идти пришлось на своих двоих. Если у госпиталя и имелся собственный транспорт, нападавшие забрали его вместе с другими трофеями. Зато у Хэвена возникло время поразмыслить, а у его подчинённых – поостыть.

- Думаю, лидер банды, которую мы ищем, не совсем безмозглый, однако дисциплину он поддерживать не в силах, и люди у него плохо выдрессированы. – Вслух произнёс капеллан, шагая вдоль колеи в размокшей грунтовке.

- Да? – Идущая за ним Третья ответила так, словно ей это было совершенно безразлично. Однако падре знал – она слушает внимательно.

- Будь он дурак или фанатик – не смог бы втереться в доверие к волонтёрам. Они ведь были уверены, что договорились с ним. – Хэвен скривился. – Но у хорошего главаря подчинённые не… уничтожают ценный товар. Доктор была красивой молодой женщиной. К тому же белой, что здесь редкость. Даже если их не интересовали врачебные навыки, за неё можно было выручить приличные деньги. Ну, или… использовать самим. – Священник сплюнул себе под ноги. – Хороший главарь не допустил бы её смерти. Или хотя бы тут же пристрелил идиота-подчинённого на месте и бросил его труп рядом с её телом. Остальным в назидание. Этот же и допустил, и стерпел. Почему и думаю – сам не болван, однако банду контролирует слабо.

- Понятно. – Илка провела ладонью в чёрной перчатке по стволу «Молота», коснулась штыка. Это был редкий случай, когда Хэвен точно мог сказать, что у новозеландки на уме. Впрочем, тут любой бы догадался.

Когда они довольно прилично удалились от берега, пилот «Сандерленда» сообщил по радио:

- Есть кое-что, сэр. Примерно в двух с половиной километрах от вашей текущей позиции от дороги уходит развилок. Небольшой, за кронами едва видно. Заканчивается через километр, у подножья возвышенности. Там группа зданий, похоже на деревню местных. Может, дровосеки – наблюдаем рядом вырубки. Пролететь над ними? Иначе не увидим подробностей. У нас только бинокль из оборудования.

- Нет. – Решил священник. – Пройдите стороной, начинайте крейсировать вдалеке. Чтоб и моторов ваших они не слышали.

- Принято. Прошу учесть, сэр, что свободного топлива у нас на час с четвертью. Иначе не хватит на возвращение.

- Учту. – Хэвен обернулся к своим спутникам. – Деревня или не деревня – следы подскажут. Теперь – поднажали! Двойное время!

 

Капеллан не ошибся. Свежие следы шин указывали на нужную развилку. Хэвен немедленно развернул отряд в боевой порядок и приказал покинуть дорогу. Дальше наёмники двинулись через джунгли, со всей возможной осторожностью. Последнюю сотню метров, несмотря на густую растительность вокруг, солдаты преодолели ползком. Илку пришлось оставить позади – ползать в доспехах она могла, но шуму при этом издавала больше, чем ломящийся сквозь кусты кабан. Вместе с разведчиками капеллан подобрался к самому краю вырубки, достал бинокль малой кратности. Полоса вырубленной растительности, обильно украшенная пеньками, окружала группу хижин с трёх сторон, действительно придавая ей схожесть с поселением дровосеков. Однако Хэвен сразу понял, что это лишь маскировка. Дровосеки не оборудуют у въезда в деревню огневую точку. Ствол пулемёта Калашникова торчал над невысокой баррикадой из мешков с песком, сверху гнездо прикрывал тент из маскировочной сети. Понятно, почему издалека лётчики ничего подозрительного не разглядели. Под такими же сетками возле зданий прятались автомобили, включая тот самый трёхосный грузовик. Среди машин священник отметил белый джип-«лэндровер» с эмблемами Красного Креста на дверцах. Некий полуголый тип, облачённый лишь в джинсы, деловито закрашивал эмблемы белой краской. Что ж, теперь можно не сомневаться, цель найдена.

- Это они. – Негромко сказал Хэвен в микрофон.

Настоящие горы были ещё далеко, база преступников раскинулась на склоне широкого и пологого холма. Хлипкие домишки беспорядочно поднимались по склону, а венчал поселение вполне приличный сборный домик с белыми стенами и даже спутниковой антенной на крыше. Где живёт главарь – тоже стало ясно. Впрочем, важнее было установить, где держат пленных медиков – Хэвен сделал ставку на дощатое строение почти в самом центре базы. Только его окна были зарешёчены, а дверь заперта снаружи на впечатляющий амбарный замок. У приличных наёмников или организованной банды в подобном месте располагался бы арсенал, но капеллан обратил внимание, что большинство обитателей лже-деревеньки таскает оружие с собой. Странно, конечно, что у тюрьмы нет охраны, однако возможно, главарь старается беречь заложников от своих же людей. После убийства доктора Кератри это было бы логично.

«На глаз, их там человек двадцать с чем-то. – Прикинул Хэвен. – Допустим, тридцать. Многовато для атаки в лоб. Однако если хорошо всё спланировать – управимся легко. Вопрос – ждать ночи или атаковать сейчас? Ночью можно тихо проникнуть внутрь, вывести пленников и устроить погром сонному врагу, не стесняясь в средствах. Но к ночи мы останемся без воздушной поддержки. До ночи много чего может случиться с заложниками. К ночи на связь может выйти Лидер и отменить всю операцию к чертям, потому что Безымянным она даром не сдалась, и всё это – наша с Илкой самодеятельность, которую остальные молча поддержали…».

- Штурм через тридцать минут. – Произнёс он негромко, но отчётливо. – Группе разведки подняться выше по холму, занять позицию на левом фланге. Соблюдать осторожность, возможны ловушки и секреты противника. Штурмовому отряду изготовиться к атаке с текущей позиции. Допускаю возможность минирования полосы безопасности. В связи с этим, атаку проводить строго по полотну дороги.

- Опасно. – Сухо сказала Третья. – Дорога простреливается.

- Мы сделаем так, чтобы рывку не помешали. – Хэвен переключил канал рации. – «Нырок», это падре.

- Падре, «Нырок» слушает. – Без промедления откликнулся командир летающей лодки.

- Необходима огневая поддержка. Ровно через тридцать минут, на помеченную цель. Один заход – и возвращайтесь к точке взлёта, садитесь, ждите там до распоряжений.

- «Нырок», вас понял.

- Разведка, по занятии позиций – лазерную метку на огневую точку неприятеля.

- Есть, сэр.

- Здесь бы не помешали взрывающиеся стрелы. - Капеллан усмехнулся.

За исключением пары человек в пулемётном гнезде, караулов на базе не наблюдалось. Часть бандитов собралась около двух костров, на которых грелись большие котлы, часть занималась какой-то работой, вроде перекраски «лэндровера», часть бесцельно шлялась меж хижин. Некоторые, судя по поведению, были пьяны или под лёгкими наркотиками – хотя и не многие, к сожалению. Почти никто из них не поднял головы, услышав нарастающий гул пропеллеров. Транспортные самолёты в небе не были диковинкой – в конце концов, перевозить грузы по воздуху сейчас стало безопасней, чем по морю. И уж вовсе никто не всполошился, когда появившийся над посёлком «Сандерленд» клюнул носом …

В годы военной службы летающая лодка была вооружена до зубов – несколько турелей, четыре курсовых пулемёта в носу, возможность нести лёгкие бомбы. Разумеется, при продаже в частные руки всё вооружение с неё сняли. Ну а Безымянные кое-что вернули назад. Разумеется, пулемётные башенки привлекали бы внимание. Но вот курсовое вооружение было скрыто внутри корпуса. Его не составляло труда восстановить, сохраняя для самолёта облик ветхого транспортника. Правда, вместо пулемётов инженеры наёмников поместили в нос гидроплана четыре рельсовых пушки, снятые с разбитого «блюдца» пришельцев.

Оглушительный хлопок звонко ударил по ушам, когда стальные болванки прошибли звуковой барьер. Две белые нити протянулись от носа «Сандерленда», коснулись земли, чуть не достав баррикаду с пулемётом. В месте прикосновения почва вспучилась бугром, взметнулась к небу – без огня или дыма. Второй залп накрыл цель прежде, чем пулемётчики успели опомниться. Теперь вместе с землёй вверх взметнулись разорванные мешки и ошмётки человеческой плоти.

- Начали! – Скомандовал Хэвен, когда самолёт ещё только завершал штурмовой заход.

- Пом! Пом! – сказали подствольные гранатомёты штурмовиков, выплёвывая дымовые гранаты. Ещё одну шашку швырнул капеллан. В считанные секунды чёрный дым затянул дорогу от края вырубки и практически до остатков баррикады. Затрещали укороченные винтовки разведчиков – и бандиты, собравшиеся вокруг костров, начали валиться, как кегли.

Масштаб и внезапность атаки вызвали в стане врага панику. Одни боевики бросились наземь, другие принялись палить вслед улетающему самолёту, третьи – просто открыли беспорядочный огонь во все стороны. Штурмовую группу не то, что никто не пытался остановить – на неё даже внимания не обратили. Четвёрка наёмников беспрепятственно ворвалась в лагерь. Чтобы добить всякое сопротивление на переднем крае потребовалось лишь несколько коротких очередей. Некоторые бандиты опомнились, попытались рассеяться по укрытиям и завязать перестрелку – слишком поздно. Так или иначе они оказывались открыты для огня либо штурмовиков, либо засевших на склоне разведчиков. Особо удачно спрятавшихся Третья доставала выстрелами «Молота» прямо сквозь стены хижин. Почти не задерживаясь, стреляя на ходу одиночными и короткими очередями, ударный отряд прошёл сквозь половину базы, добрался до здания с решётками на окнах. Илка не стала сшибать замок – ударом штыка-тесака она прорубила тонкую дощатую створку, пинком выбила остатки двери внутрь. Заглянув в домик, обернулась, кивнула Хэвену:

- Заложники. Живы.

- Прикажи им лечь на пол. – Священник повернулся к ближайшему штурмовику. – Семнадцатый, охраняешь заложников. Десятый, Третья – зачищаем оставшихся. Разведгруппа – начинайте двигаться, содействуйте зачистке.

Главарь банды явил себя с запозданием – когда ему уже почти некого стало организовывать на защиту базы. Как и ожидал Хэвен, он появился из сборного домика со спутниковой антенной – в сопровождении трёх прилично экипированных телохранителей. Первые минуты схватки лидер бандитов, видимо, потратил на то, чтобы облачиться в бронежилет. Ему это не помогло. Гурьбой вывалившихся из дверей дома боевиков срезала одной длинной очередью «Молота» Илка. Почти в упор. То ли специально, то ли случайно, но прицел она взяла низко, так что болванки рельсотрона прошили бёдра и животы преступников. Трое упали сразу, один из телохранителей каким-то чудом устоял – но его тут же снял Десятый. На том бой фактически завершился. Лёгкие пехотинцы и штурмовики рассыпались по лагерю, дожимая последние очаги обороны. Хэвен в этом не участвовал. Всю схватку он, пользуясь ближней дистанцией боя, стрелял по ногам и рукам. Ни капли жалости к обитателям поселения капеллан Безымянных не испытывал, но некоторые ограничения для духовных лиц были вполне однозначны. Вместо того, чтобы присоединиться к зачистке, он двинулся к дверям белого домика. Туда, где лежали скошенные болванками рельсотрона боевики. Один из телохранителей главаря ещё подавал признаки жизни, сам же главарь даже пытался ползти к порогу своего жилища.

Хэвена опередила новозеландка. Оставив «Молот» на земле, она быстрым шагом направилась к лидеру бандитов. По пути резким ударом каблука разбила кадык лежащего на спине и стонущего телохранителя. Главарь перевернулся на спину. Увидел лицо Третьей. Вскрикнул, пополз быстрее. Дополз-таки до порога.  Привалившись спиной к дверному косяку, вытащил из кобуры пистолет, выстрелил в девушку – раз, другой, третий. Не сбавляя шага, сержант прикрыла лицо ладонью. Пули с визгом срикошетили от чёрной кирасы Третьей, от бронированной перчатки. После седьмого выстрела пистолет главаря впустую защёлкал бойком. Бандит продолжал панически жать на спуск, когда девушка склонилась над ним, взяла правой рукой за горло. Вздёрнула вверх, прижимая мужчину спиной к стенке. Сжала пальцы. Сухо хрустнули позвонки, голова преступника свесилась набок, тело задёргалось в агонии. Илка, однако ж, не отпустила его – стиснула закованные в сталь пальцы ещё сильнее. Что-то с влажным хрустом порвалось, по латной перчатке сержанта потекли тёмные струйки крови.

- Илка! – Окликнул девушку Хэвен. – Хватит.

Новозеландка послушалась сразу же. Уронив труп боевика, как большую тряпичную куклу, она вытерла ладонь его куртку, повернулась к священнику, спокойно произнесла:

- Извини. Пойду, поищу других раненых.

- Эм… давай-ка лучше я их поищу, ладно? – Предложил Хэвен. – А ты иди, проверь, что там с заложниками.

За заложников капеллан не опасался – система распознавания «враг-друг-гражданский» у новозеландки работала безупречно в любом состоянии ума.  Но проверять не понадобилось – как только стрельба утихла, Семнадцатый привёл к Хэвену представителя спасённых медиков. Им оказался медвежьих габаритов русоволосый мужчина – сложением похожий на Лидера, только ещё шире в груди. Густые бакенбарды и довольно длинные волнистые волосы лишь усиливали впечатление. Мужчина с удивительной флегматичностью отрекомендовался доктором Миккелем Арнарсоном из Дании.

- Я хочу поблагодарить вас за освобождение от лица всей группы. – Датчанин говорил ровным голосом, чуть опустив веки, из-за чего казался едва ли не сонным. – Вы ведь нас освободили?

- Да, конечно. – Заверил его Хэвен. – Мы не бандиты.

- Тогда я хочу попросить у вас некоторые медицинские принадлежности. Один из моих коллег ранен в голову и может умереть. Я хочу ему помочь.

- Возьмите. – Капеллан достал из подсумка полевую аптечку. – Десятый, обыщи дом главного, там должно быть что посолидней. И найдите медикаменты, похищенные из госпиталя.

- Я хочу поговорить. Мы можем говорить на ходу? – Спросил доктор Арнарсон.

Оставив Илку и штурмовиков возле здания, они вдвоём направились к импровизированному карцеру.

- Нас было восемь. – Рассказывал датчанин почти без выражения. – Три врача и пять младших медработников. Остальные уехали с солдатами ООН. Остались я, доктор Кератри, хирург, и доктор Вайсштайн, терапевт. Доктор Вайсштайн был старшим. Он договорился об охране. Когда охрана напала на госпиталь, он кричал на главного, и его ударили прикладом по голове. Он жив, но больше не приходил в себя. Доктор Кератри держалась спокойно и говорила нам молчать, но когда охрана пыталась ворваться в детскую палату, стала их отговаривать. Когда они всё-таки вошли, схватила первого вошедшего за руку и бросила на пол. Она знала приёмы самообороны. Её тут же убили. Я ничего не мог сделать. Меня в первую минуту схватили и связали – наверное, посчитали опасным.

- Мы видели, что случилось в госпитале. – Угрюмо кивнул Хэвен. Большинство его догадок оправдалось. В том числе и то, что Стелла Кератри отлично подошла бы Безымянным. – Хорошо, что хотя бы вы живы.

- Кто вы такие, я хочу знать? – Только теперь поинтересовался Арнарсон.

- Наёмники. – Почти честно ответил капеллан. – Мы должны были охранять доктора Кератри по пути к новому месту работы. Мы опоздали, и решили хоть что-то сделать полезное.

- Стелла говорила, что скоро уедет. – Они остановились возле входа в импровизированную тюрьму, но датчанин не спешил заходить. Он внимательно посмотрел священнику в глаза. – Говорила, очень важная работа. Стелла всегда стремилась помогать людям. Она не пошла бы на новое место ради денег. Я хочу спросить, куда вы должны были отвезти Стеллу?

Хэвен недолго сомневался, стоит ли говорить. Доктор Арнарсон почему-то внушал ему доверие – всей своей монументальной персоной.

- На нашу базу. – Сказал он. – Мы в основном выполняем заказы против пришельцев. Пожалуй, это сойдёт за работу на благо людям.

- Стелла погибла. Я хочу знать, вам ведь всё ещё нужен врач?

- Пожалуй, да. – Кивнул священник. – Кстати, а кто вы по специальности?

- Ветеринар.

- Э-э… - Замялся Хэвен.

- Но я интересовался хирургией. И вирусологией. И генетикой. И травматологией. Понемногу. – Датчанин подумал, и добавил. – Ещё я умею водить трактор.

- Тогда… не хотите ли присоединиться к нам вместо Стеллы?

- Я хочу. – Без паузы ответил врач. – Сейчас я помогу Вайсштайну и могу идти с вами.

Больше ничего не сказав, он скрылся в дверном проёме.

- Ну… будет хоть какое-то оправдание перед Лидером. – Буркнул под нос капеллан, прежде чем взяться за рацию. Бой закончился, но операция до сих пор была в разгаре. Требовалось вызвать сигналом бедствия по каналу Красного Креста флотский патруль из Королевства, чтобы сдать ему спасённых и пленников, а заодно куда-то деть дюжину местных женщин и детей, которые весь бой жались по углам хижин…

Конец четвёртой главы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

                                                     Глава 5

2031-й год. Южная Атлантика.

К немалому удивлению Саманты, покинуть Германию, а затем и Европу им с Хильдой удалось беспрепятственно. В назначенный час они просто вызвали такси и отправились в маленький загородный аэропорт. Детектив села позади водителя и всю дорогу бдительно следила за каждым его действием – однако таксист не наставил на них пистолет, не попытался свернуть на обочину, и даже не пробовал разговорить пассажирок. Расплатившись с ним в конце пути, немка подмигнула Сэм и отпустила пару шуточек о паранойе. Звучали они, впрочем, весьма неискренне. Видно было, что дочь оружейного магната сама – как натянутая струна, разве что не дрожит от напряжения.

Война с пришельцами привела к сокращению мореходства и росту авиаперевозок, отчего в сфере воздушной безопасности настал изрядный бардак. Европа держалась лучше прочих регионов планеты, пытаясь сохранять довоенный уровень, однако Саманта ничуть не удивилась, когда их обеих запросто провели на лётное поле без досмотра. Это при том, что американка и не пыталась прятать кобуру с пистолетом. На борту двухмоторного самолётика, зафрахтованного Хильдой под чужим именем, их ожидал запечатанный пластиковый пакет без маркировок. Плюхнувшись в кресло и усадив напротив себя спутницу, немка разорвала обёртку, достала из пакета целую стопку разноцветных книжек и карточек.

- Полный набор документов для нас обеих, на четыре разных имени-фамилии. – Половину бумаг Хильда разложила на коленях, половину протянула Саманте. – Качество посредственное, но там, куда мы отправляемся, паспортный контроль навыками не блещет. К тому же, три набора из четырёх нужны только для пересадок в портах. Затем их можно просто выкинуть. Тем не менее, зазубри все свои новые имена, дорогая моя Саманта Аделаида Мэйсон из Нью-Йорка.

- У меня нет второго… - Сэм неожиданно запнулась.

- Что? – Удивлённо вскинула брови немка.

- Нет… - Саманта уставилась на свою новенькую фотографию в фальшивом паспорте гражданки Швейцарии. – Ничего.

По всему телу девушки пробежали холодные мурашки. У неё нет второго имени. У неё нет второго имени. Её зовут Саманта Аделаида Мэйсон. Но у неё нет второго имени. Отец никогда не называл её Аделаидой. Она помнила это. У отца у самого не было второго имени. Но её зовут Саманта Аделаида Мэйсон, и второе имя ей дал отец в честь прабабки. Это она тоже помнила. Почему… почему она это помнит? Кто она такая?

- Сэм? – Настороженно позвала Хильда. –  У тебя пот по лицу ручьём течёт. И глаза остекленели. Что случилось?

- Я… - Рыжеволосая американка вскинула голову, изо всех сил стараясь улыбнуться. Не стоит пугать Хильду, ей и своих проблем достаточно. – Голова вдруг заболела, очень сильно. Может, давление…

Это не было ложью – в висках Сэм действительно вспыхнула колющая боль.

- Какое давление, мы ещё на земле. – Напомнила де Мезьер. Она подалась вперёд и коснулась пальцами ладони Саманты. С неуверенной усмешкой заглянула девушке в глаза. – Мой бесстрашный рыцарь в рыжем, ты что, боишься летать?

Замечательная возможность убедительно соврать. Хильда поверит. Но каждый раз, когда ей приходилось обманывать немку, Сэм испытывала к себе глубочайшее отвращение. Потому она опять сказала правду:

- Нет, не боюсь. Не знаю, что со мной происходит… Просто… Ничего страшного, пройдёт. 

- Значит, побочный эффект паранойи. Нельзя всё время как на иголках сидеть. – Решила де Мезьер, и сама же поменяла тему. -  Кстати, задумывалась, почему мы сюда так спокойно добрались?

- Да. Похоже, просто повезло проскочить.

- У меня есть вариант логичней. – Хильда взяла свежую городскую газету с соседнего сиденья, показала Саманте. Ткнула пальцем в один из заголовков на передовице. – Не твоя ведь работа?

Заголовок гласил: «Тела двух мужчин найдены неподалёку от пригородного шоссе. Полиция пытается установить личности». Детектив мотнула головой:

- Нет, я их даже не вырубила. – «А вот кто-то другой, подряженный Куратором прикрывать нас издалека – мог и добить после», - дополнила она про себя.

- Встретились с конкурентами, значит. – Хмыкнула немка, откладывая газету. – Неудачный у пары ублюдков день выдался. Я думаю, две команды охотников узнали друг про друга и сцепились. Вот и прохлопали наше бегство. Теперь нужно использовать фору с толком. Отдыхай пока. Эта птичка даже не реактивная, перелёт будет долгим.

Саманта послушалась, выпила нашедшиеся в аптечке таблетки от головной боли, задремала в мягком кресле – и проспала до самой посадки. Когда она проснулась, то уже не помнила недавний приступ паники и вызванный им сумбур в голове.

В португальской воздушной гавани девушку ждал неприятный сюрприз. Проходить таможенный контроль пришлось в общем порядке, и Сэм была вынуждена оставить оружие на борту самолёта. Потёртая кожаная кобура и исцарапанный серебристый «кольт», купленный за свои деньги после увольнения из полиции, были для рыжей американки настолько привычны, что расставаться с ними оказалась едва ли не физически больно.

- Не переживай, о них позаботятся. – Заверила девушку немка. – Да и безоружной не останешься.

Что она имела в виду, Саманта поняла уже на борту грузопассажирского теплохода, куда девушки взошли с новыми паспортами. На выходе из аэропорта незнакомый мужчина передал Хильде спортивную сумку. Сэм чуть было его не скрутила в первый миг, но немка жестом показала спутнице, что знает этого человека. В их двухместной каюте Хильда извлекла из сумки чёрную пластиковую коробочку-футляр, положила её на койку, щёлкнула замками. Подняв крышку, с гордостью произнесла:

- Подарок фирмы. Что скажешь?

В коробочке, на мягкой подкладке, лежал воронёный тупорылый пистолет, который Сэм прежде видела только на рисунках в справочнике.

- USP Compact, фирмы «Хеклер и Кох». – Продолжила де Мезьер, не дав Саманте времени на ответ. – Сорок пятый калибр, восемь патронов в магазине. Три запасных магазина, принадлежности для обслуживания. Даже тряпочка для протирания есть. Немецкое качество!

- Спасибо. – Только и нашлась, что ответить Саманта. – Это… правда подарок? Мне?

- Угу. – Кивнула немка, снова заглядывая в сумку. – Оставишь себе, когда всё кончится, документы на владение задним числом выправим. А вот ещё кобура. Как ты любишь – под левое плечо. С кармашком для запасного магазина. И подсумок на пояс ещё для двух.

- Оно ведь дорогое… - Выдавила Сэм, не отводя глаз от пистолета. Её щёки вспыхнули. 

- Сэм, я теперь хозяйка фирмы, торгующей оружием. – Де Мезьер положила чёрную пластиковую кобуру поверх футляра с пистолетом, глянула на покрасневшую Саманту с усмешкой. – Рядом со мной сейчас единственный человек, которому я хоть капельку доверяю. Я не могу допустить, чтобы этот человек был вооружён пистолетом вековой давности. Пусть даже из такого же пистолета Том Хэнкс застрелил танк.

Детектив хотела было сказать, что с незнакомым новым пистолетом без тренировок будет управляться хуже, чем с привычным старым, но вместо этого только улыбнулась. Не вымученно и не через силу – по-настоящему.

Следующие несколько недель запомнились американке как пустые, утомительные и скучные. Хотя после приключений в Германии это был настоящий отпуск. Ничего стоящего внимания не происходило – они двигались вдоль побережья Африки на юг, временами пересаживаясь с корабля на корабль и меняя имена. Хитрость немудрёная, однако пока что она работала – никаких намёков на погоню или слежку Сэм не отмечала. Дела шли своим чередом, и напряжение начало оставлять детектива. Изо дня в день можно было спать в каюте, играть в карты, смотреть телевизор, если он на корабле был, гулять по коридорам или упражняться где-нибудь на верхней палубе, чтобы не потерять форму. «Особый» телефон тоже не подавал признаков жизни – ни новых инструкций, ни запросов информации от Куратора не поступало. К величайшему облегчению Саманты.  Вопреки всему, она теперь ощущала себя неотъемлемой частью этого… приключения? Будто так и должно быть. Будто они с Хильдой участвуют в происходящем по своей воле. Вспоминать о том, что на самом деле Саманта – подневольный агент неизвестно кого, и в голове у неё зашито некое «контролирующее устройство», вовсе не хотелось. Называя Сэм «бесстрашной», де Мезьер ей не льстила – рыжая девушка в жизни боялась лишь одного. Бессилья. И нынешнее её положение давало богатую пищу этому страху. Чтобы заглушить его, Сэм и шла на самообман, с каждой неделей плаванья загоняя всё глубже воспоминания о Кураторе. Единственный разговор с ним в памяти девушки подёрнулся дымкой, стал походить на сон. В конце концов, лучше уж считать себя героиней приключения, чем чужой марионеткой.

Многодневное путешествие в одной каюте скрепило их отношения с Хильдой. В долгих вечерних беседах ни о чём Сэм постепенно, слово за словом, выложила спутнице почти всю свою биографию. Та была менее откровенна, зато поведение американки оценила. При кажущейся ершистости, де Мезьер умела быть тактичной и проницательной – когда хотела. Саманта же, сама того не замечая, подкупала немку своей простодушностью и прямотой. Похоже, именно в результате этих разговоров перед сном Хильда окончательно перестала воспринимать американку как постороннего человека.

Последнюю пересадку со сменой паспортов девушки совершили в Уолфиш-Бей – крупнейшем порту Намибии. Когда они ступили на сушу, теплоход, на котором предстояло совершить финальный рывок к Капскому мысу, ещё не вошёл в бухту. Накладка в расписании подарила несколько часов свободного времени, и Хильда потащила рыжую спутницу в центр города.

- Вы здесь бывали прежде? – Спросила у неё Сэм.

- Угу. – Кивнула немка. – Проворачивала грязные делишки. Видишь у горизонта нефтяные платформы? А здешний порт принимает танкеры. Где нефть – там и бизнес. Там и оружие.

- И что вы планируете сейчас?

-  Сейчас мы, две белые девушки, воспользуемся преимуществами не до конца изжитого апартеида. Тебя ведь никогда не принимали за коренную африканку?

- Нет. – Призналась Саманта. – Только за ирландку. Это… усложняло работу в итальянском квартале, когда я в патрульных служила.

Хильда фыркнула:

- Да какая ты ирландка? У тебя ни одной веснушки нет.

- Некоторым было достаточного того, что я рыжая, светлокожая и в полицейской форме. – Вздохнула детектив.

Центр Уолфиш-Бей ничем не напоминал о своём местонахождении – разве что палящим солнцем, да цветом кожи многих прохожих. Здесь не чувствовались ни близость пустыни, ни нищета страны, которой принадлежит порт. Аккуратные дома, чистые улицы, припаркованные автомобили, стеклянные витрины магазинов и закусочных. Вот по ним-то и прошлись беглянки-путешественницы. Сэм сразу отметила, что в заведениях, куда её приводила Хильда, работают только белые – да и среди посетителей темнокожих не наблюдалось. На дверях не висело запрещающих табличек, но похоже было, что сменой писаных законов порядки меняться не спешили.

Девушки воспользовались услугами парикмахерской, пообедали в кафе, пополнили запасы нужных мелочей в магазинчиках и приобрели более подходящую для Африки одежду. Сэм полностью сменила привычный костюм, переодевшись в короткие шорты с отворотами и лёгкую рубашку цвета хаки, сменив колготки на белые гольфы и купив себе пробковый шлем. Только высокие шнурованные ботинки-сапоги остались прежние – хоть в них и было жарковато. Кобуру Сэм перевесила на пояс за спину – не она одна ходила по улицам порта с оружием, внимания это не привлекало, а потенциальные проблемы могло отпугнуть. Хильда ограничилась приобретением новых джинсов и футболок. Наконец, закупившись газетами на английском и африкаанс, де Мезьер отправилась читать их на набережную за пределами порта. Здесь почти не было людей, а в воде важно расхаживали пеликаны и длинноногие фламинго – ничуть не пугаясь механических шумов и корабельных гудков, доносящихся со стороны гавани. Саманта, как настоящая горожанка, диких животных видела лишь в зоопарке, потому замерла на кромке пляжа, любуясь птицами. Фламинго были двух цветов – белые и розовые. Они гуляли среди волн, выискивая корм. Иногда одна или две птицы поднимались на крыло, однако далеко не улетали – опускались на воду через минуту-другую.

- Белые – это подростки, а не другой вид фламинго. – Пояснила де Мезьер, заметив восхищённый взгляд напарницы. – С возрастом порозовеют. У профессора Гржимека читала.

Она приселка на бетонный бордюр, ограничивающий набережную, открыла газету. Через пару минут окликнула Саманту, показал ей одну из статей.

- Пишут, за месяц четыре корабля пропало на нашем маршруте. – Повеселевшая после прогулки немка вновь сделалась мрачной. – Ни одного сухогруза или танкера – либо пассажирские, либо грузопассажирские. Грешили на пиратов, но никто не предъявил требований, не запросил выкупа. Пришельцам тут вроде взяться неоткуда, прорывов Тихоокеанского периметра год как не случалось. Просто шли корабли морем – и не дошли. Мало нам своих проблем…

- Может, попробуем дальше по суше? – Спросила Сэм, хмурясь. – До границы ЮАР не так далеко.

- Это ещё рискованней. – Мотнула подбородком Хильда. – Придётся ехать поездом в столицу Намибии, и оттуда уже пробираться через полстраны, затем пересекать границу Республики, а она очень солидная, и контроль жёсткий. Это значит, мы останемся здесь, пока я стану поднимать свои связи по новой. Нас найдут. И захватить здесь нас будет проще, чем в Европе. Придётся пойти на риск. Море – лучший вариант.  

- Ну… - Саманта ободряюще улыбнулась, согнав с лица хмурое выражение. – Я начинаю привыкать.

- Я-то привыкла давно. – Немка ответила ей обычной кривоватой усмешкой. – Но вот прыгать в огонь на пару с кем-то – ощущения новые. Мне нравятся.

 

                       *                                               *                                                       *

Сэм разбудило пронзительное ощущение чужого взгляда. Она проснулась в холодном поту, и замерла на койке, судорожно сжимая рукоять пистолета, спрятанного под подушкой. Ощущение мгновенно пропало – но между лопаток забегали мурашки. До ушей девушки донёсся едва различимый скрип петель, в коридоре кто-то отчётливо прошлёпал босыми ногами по полу. Странно. На борту «Земли костров», старого океанского теплохода, почти жарко, однако палуба здесь в таком состоянии, что ходить без обуви просто опасно. Саманта приоткрыла глаза – и увидела полоску света, падающую на пол их с Хильдой тесной каюты. Значит, дверь приоткрыта. Кто-то смотрит на них из коридора? Нет, он бы заслонял собой свет. Однако дверь была закрыта плотно, хоть и не заперта. Открылась сама? А шаги в коридоре?

Заплутав в логических выводах, Сэм решила разрубить гордиев узел – она рывком села, направила пистолет на дверь, перехватив рукоять обеими ладонями. Сглотнула. Ровным счётом ничего не произошло. На соседней койке тихо посапывала во сне Хильда, едва слышно скрипел ржавый корпус теплохода, в иллюминатор лился синий лунный свет, из коридора – желтоватый электрический. За дверью однозначно никого не было. Но зуд между лопаток не проходил. Сэм поняла, что просто лечь и уснуть она не сможет. Невидимым силком беспокойства её тянуло выйти из каюты. Одеваться девушке не требовалось – она спала в шортах и майке. Сунув руки в рукава рубашки, натянув гольфы и обувшись, детектив убрала пистолет за ремень, толкнула створку. Осторожно выглянула в проход.

«Земля костров» представляла собой сухогруз с пассажирской секцией под надстройкой. Девушки поселились в блоке из десяти кают у правого борта. И все десять дверей сейчас были открыты нараспашку. Держа руку на оружие, Сэм заглянула в ближайшую каюту. Смятые постели, одеяла сброшены на пол – но на следы борьбы не похоже. Люди просто торопливо вскочили с коек и куда-то ушли, оставив все вещи на своих местах. Следующая каюта выглядела точно так же. Проверяя комнату за комнатой, Саманта уходила всё дальше по коридору, а тревога её всё росла. Зудеть начало не только в спине, но и в затылке. Наручные часы показывали три по полуночи. Куда среди ночи ушли все пассажиры? Надо их найти. Надо выйти на палубу. Там наверняка есть кто-то из экипажа. На палубу – и чем быстрее, тем лучше…

- Сэм! – Знакомый голос пробился сквозь путаницу мыслей. Девушка вздрогнула, оглянулась. Хильда выскочила в коридор в джинсах, футболке и резиновых шлёпанцах, бесцветные волосы немки торчали в разные стороны вихрами.

- Что случилось? – Спросила она, тревожно оглядываясь.

- Не знаю. Но мы здесь одни. Остальные как в воздухе растаяли. – Ответила детектив, переводя дух. При виде напарницы девушка почувствовала себя намного уверенней. Мысли перестали наползать одна на другую, тревожные мурашки исчезли, а желание бежать скорее на верхнюю палубу и кого-то там искать показалось глупым. Почему минуту назад она не решилась разбудить Хильду? Как ей вообще в голову пришло оставить спящую подзащитную одну? Надо взять себя в руки.

- Хотела пошутить, что их похитили инопланетяне, но… ч-чёрт… - Немка сжала челюсти так, что на щеках проступили желваки. – Надо осмотреться. Осторожно.

- Поднимемся в надстройку. – Саманта указала на лестницу в другом конце прохода. Её пролёты вели и вверх, и вниз. – Из иллюминаторов в коридорах просматривается палуба.

Поскольку единственной причиной спешить пока что была непонятность происходящего, девушки потратили минуту, чтобы собраться. Сэм прицепила на ремень шорт кобуру, ножны и подсумок с магазинами, де Мезьер переобулась в кроссовки, накинула куртку.  По гулкой железной лестнице американка взошла первой, с пистолетом наготове. Хильда шагала следом, держа ладонь на её спине. Предосторожности оказались напрасными – в надстройке было так же тихо и пусто, как в жилом блоке. Только ещё и свет не горел. Саманта постояла немного, привыкая к полумраку, двинулась дальше. Присутствие напарницы за спиной словно бы укутывало рыжую девушку аурой спокойствия. Она снова стала такой, какой себя всегда и помнила – собранной, внимательной, не испытывающей ни капли страха.

Из коридора правого борта было видно только тёмное море, смыкающееся с чуть более светлым ночным небом у горизонта. Различить воду и небо оказалось непросто – звёзды горели в вышине и отражались в водной глади. Разве что плеск волн заставлял их мигать чуть чаще.

- Мы стоим. – Сказала вдруг Хильда. – Корабль дрейфует.

- Я заметила. – Кивнула Сэм, поглаживая большим пальцем флажок предохранителя.

Проход наконец-то вывел девушек в поперечный коридор, соединяющий борта. Вместо иллюминаторов здесь лунный свет пропускали квадратные окна, дающие отличный обзор на носовую часть «Земли костров» - с высоты примерно третьего этажа. Хильда опасливо приблизилась к окну, замерла. Негромко охнула. Вставшая рядом с ней Саманта лишь втянула воздух сквозь крепко сжатые зубы. В первый миг ей показалось, что теплоход причалил к высокой бетонной стенке. Затем девушка поняла, что серая стена, тянущаяся вдоль левого борта судна – тоже борт. Инопланетного корабля, не то повисшего, не то всплывшего рядом со старым сухогрузом. На уровне палубы теплохода в сером борту виднелась прорезь – прямоугольная, с гаражные ворота размером. В эту мерцающую зелёным «дверь» вереницей заходили люди – шагая размеренно, понурив головы. По сторонам от цепочки людей выстроилось несколько тёмных фигур – одни были приземистые, большеголовые, другие высокие и закутанные в нечто вроде плащей с капюшоном. Однако на конвой они мало смахивали – пассажиры и матросы «Земли костров» шли в зеленоватое сияние без понуканий, даже не глядя на окруживших их пришельцев. В середине цепочки Сэм разглядела два маленьких силуэта. «Мальчики из седьмой каюты», - вспомнила она. Мать их, дородная египтянка, и отец, молодой курд, тоже где-то там.

- Я вниз. Будьте здесь. – Бросила детектив Хильде и рванулась к лестнице. Но немка ловко ухватила её за воротник рубашки и дёрнула назад с неожиданной силой.

- Куда, дура?! – Прошипела она, разворачивая американку к себе лицом.

- На палубу. – Без обиняков ответила рыжая девушка, и махнула рукой с пистолетом в сторону окна. – Там люди. Гражданские. Если я отвлеку охрану…

- То – что? – Зло спросила Хильда, глядя спутнице в глаза. – Даже если они разбегутся – что дальше? Мы на корабле, корабль в море, из оружия только твой пистолет. Мы им ничем не поможем. Нас почему-то пропустили – нужно использовать шанс и пересидеть.

- Но… - Сэм запнулась.

- Если не ради себя – то чтобы рассказать, почему пропадают корабли. – С нажимом продолжила немка. – Никто ведь до сих пор не знает. А ещё ты можешь рисковать собой – но не смей подставлять меня, поняла? Поднимешь шум – нам обеим крышка.

- Дьявол… - Саманта прикрыла глаза. Дочь оружейного магната была кругом права. Ну и что? Там, на палубе, люди один за другим всходят на борт судна «водяных». Туда, откуда за годы войны никто не возвращался. Она может хотя бы попытаться… Не может же она просто уйти? Или… не может, а должна?

Сэм подняла веки:

-  Пересидеть не выйдет. Помните заметку? Пропадают корабли, не только экипажи.

- Значит, нужна шлюпка. – Решила Хильда. Она потянула напарницу за руку, чтобы та не маячила у окна своей медной шевелюрой. – Корму теплохода прикрывает надстройка, там нас не увидят. Но сперва вещи заберём.

Стремглав слетев вниз по ступенькам, девушки почти вбежали в жилой блок… И лоб в лоб столкнулись с пришельцем. Рослый «водяной», закутанный в плащ из материала, похожего на оранжевую фольгу, торчал посреди коридора, будто ждал именно их. При виде «гостей» он безмолвно вскинул руку – из-под плаща показалась тощая длиннопалая кисть фиолетового цвета. В ответ Саманта взяла плащеносца на мушку, выпалила машинально:

- Не двигаться!

- Брось полицейские штучки, стреляй! – Де Мезьер хлопнула её по спине – и детектив выстрелила. Три пули сорок пятого калибра разнесли голову «водяного» в ошмётки вместе с капюшоном. Для верности Сэм добавила ещё пять выстрелов в рухнувшее на пол тело, сменила магазин.

- Уходим вниз, хотя бы на время! – Немка забежала в их каюту, вернулась с курткой Саманты и небольшой сумкой, где хранились документы и деньги. – Живо, живо!

Не дожидаясь появления новых пришельцев, девушки чуть не кубарем скатились по лестничным пролётам в железное чрево теплохода, запетляли по коридорам и помещениям, путая след. Наконец, в какой-то кладовке с пустыми вёдрами де Мезьер решила остановиться. Она принялась обследовать вентиляционный люк в стене, Саманта же встала перед закрытой дверью, прислушиваясь.

- Сэм, какой у тебя рост? – Полушёпотом спросила немка.

- Шесть футов два дюйма.

- В сантиметрах, имперка чёртова!

- Э-эм… Не знаю. Забыла.

- Ладно… Плечи у тебя вроде узкие, пролезешь. – Выкрутив монеткой крепёжные болты, де Мезьер аккуратно сняла решётку люка. – А ты…

- Тише! – Шикнула на неё детектив. Ей почудились приближающиеся шаги. Да нет, не почудились - кто-то тяжеловесный шагал по коридору в сторону их убежища. Большой, тяжёлый, двуногий… чем-то задевает стены… хвостом?

- Ох, чёрт. – Хильда тоже услышала грузную поступь.

Девушки затаили дыхание. Шаги приближались. Когда они почти поравнялись с кладовкой, стало слышно сопение – неведомое существо принюхалось. Утробно взрыкнуло… На тонкую металлическую дверь обрушился удар такой силы, что створка прогнулась внутрь.

- В вентиляцию, живо! – Скомандовала де Мезьер.

- После вас! – Не дав ей опомниться, Сэм ухватила немку за шиворот и пояс, запихнула в люк головой вперёд, придав ускорение хорошим толчком под зад. Лишь после этого нырнула следом сама. Дверь позади неё рухнула от второго удара, двуногая тварь обиженно взревела, не найдя в комнате добычи. «А я ведь так её и не увидела» - подумала девушка, протискиваясь по узкой шахте. Пространства ей хватало впритык чтобы не застревать на поворотах. Мысленно детектив возблагодарила Бога и генетику за то, что в здоровяка-отца удалась только ростом, но не телосложением.

Шахта уходила под откос, явно ведя на палубу ниже. Ползшая впереди и недовольно что-то бурчащая под нос Хильда нашла достаточно широкий люк – но не смогла его открыть. Пришлось проползти дальше и доверить это дело Саманте. Американка несколькими ударами локтя вышибла решётку, содрав при этом кожу до крови, спрыгнула вниз. Оглядевшись, позвала напарницу. Из кладовой они переместились в корабельную мастерскую.  Сэм почему-то даже обрадовалась, узнав среди громоздких машин сверлильный станок, виденный ещё в детстве – когда отец водил её на завод к дяде.

В мастерской беглянки провели четверть часа. На большее обеим не хватило терпения. Стараясь ступать тихо, ожидая в любой миг встречи с «хвостатым топателем», как его окрестила про себя американка, они выбрались в коридор, отыскали на стене план эвакуации судна. План выцвел и частично истлел снизу, однако значок «Вы находитесь здесь» оказался выше повреждённой области. От него Сэм, лучше разбиравшаяся в картах, прикинула маршрут – и повела напарницу за собой.

Ещё минут десять им потребовалось, чтобы подняться в заднюю часть надстройки и выйти на полуют. Корабля пришельцев не было. Он исчез вместе с «водяными», пассажирами и экипажем сухогруза. «Земля костров» превратилась в мёртвый корабль-призрак, качающийся на волнах. Ненадолго, как подозревала детектив.

Возиться с настоящей шлюпкой было некогда, так что девушки сбросили за борт контейнер с надувным плотом и спустились к нему по верёвочной лесенке.  Не сговариваясь, обе взялись за вёсла, принялись остервенело грести. Когда круглый плотик удалился от «Земли костров», Саманта вновь увидела корабль «водяных» - тот парил над океаном в полукилометре от сухогруза. Теперь проще стало оценить его размеры – меньше гиганта-носителя, но куда крупнее боевого «блюдца». В новостях такие называли крейсерами, и с первого года вторжения они почти не появлялись. Крейсер воспарил чуть выше, развернулся вокруг своей оси на несколько градусов. Из верхней части его корпуса вырвались два ядовито-зелёных луча света, ударили в нос теплохода. И снова. И снова. Лучи вспарывали обшивку «Земли костров», как острый нож режет картонную коробку. Корабль начал оседать сносом, одновременно кренясь на борт. Над ночным океаном неслись металлический скрежет, бульканье и мерзкое шипение. Убедившись, что раны сухогруза смертельны, крейсер «водяных» плавно снизился, коснулся воды, и исчез под волнами – даже без всплеска. Теплоход погрузился вслед за ним в считанные минуты – и оранжевый надувной плот остался на водной глади один…

 

…Рассвет не принёс хороших вестей. Море было пустынно, если не считать плавучего мусора, оставшегося после гибели сухогруза, земли на горизонте не смогла рассмотреть даже зоркая Сэм. Компас из аварийного набора позволял примерно определить направление к суше, но с парой коротких вёсел грести до неё можно было неделями. А ведь из школьной программы Саманта смутно помнила о неких сильных течениях как раз вокруг Капского мыса.

- Одно радует. – Мрачно пошутила Хильда. – Нет лучшего способа избавиться от погони, чем пропасть в океане и три года дрейфовать к Австралии, питаясь одной рыбой. Такого от нас точно никто не ждёт.

Впрочем, вверять свою судьбу течениям беглянки не стали – Сэм нашла среди аварийного снаряжения активный маяк и по рисованной инструкции настроила его на передачу сигнала бедствия. На сигнал откликнулись уже через два часа – но вовсе не спасатели. В нескольких сотнях метров от плота вода забурлила, и из пены поднялся знакомый силуэт крейсера пришельцев.

- Упрямые же они, сволочи. – Устало произнесла де Мезьер. Напуганной или удивлённой она не казалась. Сэм же молча достала из кобуры USP, щёлкнула предохранителем.

Пришельцы определённо стремились заполучить живую добычу. В корпусе, который на свету солнца казался не серым, а зеленоватым, открылся люк. Из него в воду сиганул головастый «водяной» - акватик, вооружённый чем-то вроде винтовки. За ним последовал второй. Появился третий… Саманта выдохнула и нажала спуск. Она разрядила магазин практически не целясь – всё равно плот качался – однако результата добилась. Четвёртый пришелец рухнул на пороге люка, схлопотав пулю или две в корпус, обливаясь зелёной кровью пополз обратно, вглубь корабля. Пятого не последовало. Но первая троица скрылась под водой – и теперь наверняка приближалась к плоту на безопасной глубине.

- Хильда, держитесь за что-нибудь. – Посоветовала девушка. Вопреки собственному совету встала, широко расставила ноги, вогнала в рукоять пистолета предпоследний магазин. Прищурилась, пытаясь разглядеть под волнами хоть какое-то движение.

И в этот самый момент крейсер пришельцев выстрелил. Раскалённый луч с шипением ударил куда-то в небо, второй раз, третий… А потом из-за облаков появились две огненные стрелы на древках из белого дыма и вонзились в крышу корабля. Фонтан обломков взметнулся ввысь, взрывная волна прошлась над водой, подбросив плот и сбив Саманту с ног. Девушка полетела бы за борт, не ухвати её Хильда за ремень. Впрочем, секунду спустя плотик получил ещё один удар – снизу, и Сэм таки свалилась в море. Кто-то тут же схватил девушку за обе руки, вырвал из пальцев пистолет, потянул куда-то… Но рыжеволосая американка справилась с дезориентацией явно быстрее, чем ожидали от неё нападавшие. Открыв глаза под водой, она поняла, что за руки её держит пара акватиков. И волокут они жертву к поверхности – видимо, не хотят, чтобы захлебнулась. Их когтистые пальцы больно впивались в запястья, однако каждый из пришельцев был Саманте по грудь, и весил явно меньше неё. Детектив расслабила тело, обмякнув в руках акватиков, а затем неожиданным рывком высвободила правую руку, ударила кулаком в огромный глаз противника слева. Тут же локтем добавила правому, крутанулась в воде, пнула его обеими ногами, соединив пятки. Легковесного пришельца унесло на несколько метров. Его товарищ всё ещё цеплялся за левую руку девушки, не совсем понимая, что стряслось. Сэм нащупала на поясе рукоять ножа, выдернула его из ножен, вогнала акватику в шею. Как бы ни была устроена их анатомия, место соединения головы с телом должно быть важно. «Водяной» разжал хватку, девушка оттолкнула его, выдернула нож, устремилась к поверхности. Одежда и ботинки намокли, мешали плыть, однако Сэм была в прекрасной форме – утонуть она не боялась. Вынырнув, девушка закашлялась, глубоко вдохнула, огляделась. Над её головой что-то пронеслось со свистом реактивных турбин, накрыв на мгновение ока тенью. Крейсер пришельцев горел химически-жёлтым пламенем, его верхняя часть превратилась в исходящие дымом и языками огня руины. Совсем недалеко Хильда, одной рукой вцепившись в перевёрнутый плот, била по воде ножом из аварийного набора – лишь мешая себе увидеть приближающегося «водяного». К тому же, у аварийного ножа не было колющего острия. Саманта в два движения сбросила с плеч не застёгнутую рубашку, набрала воздуха в лёгкие, нырнула. Где-то сзади остался получивший каблуками в лоб акватик, но о нём можно будет вспомнить через три-четыре секунды. Сейчас цель – третий и последний враг, как акула кружащий возле немки на небольшой глубине. Сэм неплохо разогналась, и, верно угадав курс пришельца, врезалась в него всем телом. Обхватила руками, прижала к себе, насколько раз ударила ножом в спину и тыльную сторону шеи. «Водяной» трепыхнулся в захвате и… цапнул девушку за плечо, погрузив острые зубы глубоко в её плоть, заодно перекусив бретельку майки. Правую руку пронзило болью, однако Саманта не отпустила противника и не выронила нож. Прижав акватика к груди ещё сильнее, рыжая американка перехватила его каплевидную голову, второй рукой обхватила плечи, дёрнула… Шея захватчика из иных миров сломалась легче, чем Сэм ожидала – хотя ей не с чем было сравнивать, конечно. Отпихнув труп, она вынырнула рядом с ошалело машущей ножом Хильдой, спросила, тяжело дыша:

- Вы целы?

- Да. – Ответила немка, опуская оружие. – А у тебя кровь. Ты…

- Я вернусь. – Заверила её Сэм. Набрав ещё воздуха, она нырнула, оттолкнулась от плота в ту сторону, где оставила оглушённого «конвоира». Тот уже очнулся и как раз плыл ей навстречу. Снимая с ременного крепления за спиной тот самый предмет, похожий на винтовку. Саманта заработала ногами вдвое усердней, рискуя получить судорогу, выставила нож перед собой, как таран «Наутилуса». Акватик, разумеется, прянул в сторону, спасаясь от лезвия – и промедлил с использование винтовки. Но Сэм и не делала ставку на прямой удар. Проносясь мимо врага, она перевернулась вокруг оси и зацепила его носком тяжёлого высокого ботинка. Пришельца закрутило, он принялся махать перепончатыми лапами, желая остановить вращение. Девушке этого хватило, чтобы сменить вектор движения, ещё раз перевернуться, толкнуть себя к цели. Она выхватила у акватика ружьё (на ощупь оно показалось пластиковым), уклонилась от удара когтями по лицу, полоснула по лапе клинком. Бросила в отпрянувшего «водяного» его собственную винтовку, прянула следом, в буквальном смысле поднырнула под выставленные врагом когтистые пальцы и ткнула его ножом в живот. Почувствовав, как лезвие вошло в тело, торопливо провернула его, дёрнула вверх. Выпустить кишки врагу таким образом не получилось, но он напрочь потерял боевой настрой – ухватился лапами за рану, скрючился в облаке зелёной крови. Саманта для гарантии дважды вонзила нож в хлипкую шею «водяного» и оставила его – лёгкие девушки горели от недостатка кислорода. Убрав оружие в ножны, она всплыла, отдышалась, направилась к плоту, у которого её ждала де Мезьер.

- Трое… готовы. – Сипло выдавила детектив, ухватившись за леер рядом с немкой.

- Сэм… - Непривычно надтреснутым голосом произнесла Хильда, глядя на напарницу.

- Да?

- Ты дура. Но я за тебя болела.

- Ещё бы вы не… - Попыталась улыбнуться Саманта, но немка вдруг отпустила плот и… крепко обняла девушку, уткнулась носом ей в здоровое плечо. – Эй, мы утонем!

- Нет, нас акулы съедят, у тебя ж кровь идёт… - Сдавленно пробормотала де Мезьер. – Но думаю, раньше нас спасут. Слышишь? Лопасти шумят.

Только теперь рыжая американка догадалась посмотреть по сторонам. Крейсер «водяных» тонул, объятый пламенем, кренясь на бок – как недавно шла ко дну «Земля костров». Небо чертили белые инверсионные следы. А со стороны, противоположной солнцу, приближались две жирные гудящие точки. И в самом деле – вертолёты…

 

                                 *                                                *                                             *

 

2031-й год. Тихий океан.

В тесном кубрике старого торпедного катера довольно сложно оказаться с кем-то наедине, особенно когда он везёт два десятка лишних пассажиров. Но сейчас почти все солдаты высыпали на палубу, любоваться возникшей на горизонте целью – кроме майора Второй. И отец Хэвен воспользовался шансом.

- Как вы себя чувствуете? – Поинтересовался он, пересаживаясь поближе к снайперу.

- На подъёме. – Улыбнулась ему бесцветная женщина. – Стимуляторы уже начали действовать, часа два буду вполне боеспособна.

- Наш новый доктор советовал вам сократить набор препаратов. – Заметил священник. – На самом деле, он советовал вообще перевести вас на административную работу.

- Не он первый. Это славная традиция всех наших медиков.

- Боюсь, этот может оказаться настойчивее предшественников. – Падре хмыкнул. Впервые увидев майора, медведеподобный датчанин лишь произнёс: «О!». И поздоровался. Это была самая спокойная реакция на необычную внешность Второй, какую только мог вспомнить Хэвен. Однако уже на следующий день, освоившись в лазарете, доктор взял женщину в хорошо организованную осаду. Каждый час он подходил к ней, чтобы задать пару вопросов, постоянно оставлял сам или передавал с посыльным записки, прося зайти на обследование или сдать какой-нибудь анализ. Вторая привычно уклонялась от ответов, но хватило её вежливой изворотливости лишь на неполную неделю. В конце концов пункт за пунктом доктор Арнарсен узнал всё, что его интересовало. После чего пришёл в штаб, когда там были лишь Лидер, капеллан и Первый, выложил на стол результаты анализов и ровным голосом сообщил: «Майор – не альбинос». Лидер хмуро ответил, что все это и так знают. «Тогда кто она?» - спросил врач. Офицеры и священник переглянулись. «Понимаю. Я хочу провести ещё исследования. Потом расскажу» - датчанин развернулся и вышел.

- Доктор был против вашего участия в сегодняшней операции, и с ним согласился Первый. – Продолжил Хэвен. – Но Лидер настоял, а вы поддержали. Сегодня не будет работы для снайпера, даже ваш второй номер остался на базе. К чему лишний раз заставлять вас накачиваться таблетками и лезть в драку?

- Лидеру виднее. – Пожала плечами женщина. Улыбка её оставалась мягкой и искренней, однако Хэвен давно уже понял, что просто приросшая к лицу маска. – Я не привыкла спорить.

- Мы не первый год воюем вместе, майор. – Капеллан прислонился спиной к железному борту катера, не поворачивая головы искоса глянул на Вторую. – Я до сих пор не могу сказать, что хорошо вас знаю, и даже не могу вас назвать другом – но я о вас беспокоюсь. Я ведь вижу, что вас постигла какая-то беда, которая до сих пор с вами. И дело не только в вашей болезни. Что-то подтачивает ваш дух, вашу волю. Я очень хочу вам помочь. Но как врачу нужен диагноз для лечения, так и мне нужно знать, где рана в вашей душе. Она кровоточит всё это время, что мы знакомы, ведь так?

- Вы добрый человек, падре. – Тихо ответила Вторая после небольшой паузы. – Есть люди, которым ваша забота нужна по-настоящему. Третья, например. Она всё ещё собирается застрелиться после победы над пришельцами?

Надежда Хэвена, что в ожидании боя снайпер станет чуть разговорчивей, рассыпалась прахом. У него перед носом словно захлопнули бронированную дверь с табличкой «Не входить!».

- Я давно не спрашивал её об этом. – Со вздохом признал капеллан. – Наверное, да. Но судя по всему, ей раньше грозит смерть от старости.

- Падре, поднимайтесь! – В кубрик заглянул один из оперативников. – Штурмовые группы уже собраны, вам тоже пора!

- Да, сейчас. – Хэвен встал, подхватил со скамьи шлем. – Сейчас буду.

Операция, которую предстояло провернуть Безымянным в ближайшие часы, была достаточно непривычной – абордаж в открытом море. И времени подготовиться к ней отряду не дали. Перед самым рассветом в штаб поступило срочное сообщение от Зеро – в Тихом океане сбит транспортник «водяных». Нужно захватить груз прежде, чем до него доберётся кто-нибудь ещё. Водолазное оборудование не потребуется. Время ограничено.

Подробности наёмникам объяснили уже в пути, когда они на трёх катерах выдвинулись к цели. Несколько раз в год океан пересекал огромный морской конвой, соединяющий США с их азиатскими союзниками. Курс его пролегал через холодные воды на севере, а затем вдоль побережья Японии – на юг, к базам ООН, Австралии, Новой Зеландии. Конвой не только обеспечивал снабжение заморских баз, но и проводил демонстрацию, напоминая японцам, австралийцам и прочим, что союзник по ту сторону моря их не бросил. Возможно, ради этой же демонстрации в Америку флот возвращался не тем же маршрутом, а напрямик через океан, прямо сквозь карантинную зону. Вот на обратном пути, удаляясь от берегов родины Илки, эскорт и заметил группу из пяти НЛО, движущихся над водой параллельно курсу конвоя. Корабли «водяных» вроде бы и не обращали внимания на человеческие суда, однако американцы не стали ждать агрессии. Два атомных авианосца подняли в воздух истребители, крейсера эскорта ударили ракетами «поверхность-воздух» - и в ходе короткого боя все пять кораблей были сбиты. Конвой, опасаясь прихода подкреплений, ушёл дальше. На снимках со спутника, сделанных час спустя, Зеро обнаружил, что четыре «блюдца» пришельцев благополучно затонули, а вот транспорт, который они сопровождали, плюхнулся на едва-едва выступающий из воды атолл, и остался на поверхности.  Теоретически это была золотая жила…

Первым к возвышающемуся над волнами кораблю приблизился «Элко» - старый, но юркий торпедный катер, переоборудованный в разведывательно–десантное судно. Серо-зелёная гора транспортника не плюнула в него раскалённым лучом, не осыпала смертоносными иглами. Даже радиосвязь рядом с ней не нарушилась. Видимо, основные системы корабля были мертвы. Внешне транспорт мало отличался от боевого носителя – разве что более выпуклыми бортами всех трёх ярусов. Однако по опыту Безымянные знали – внутри у него вместо казарм и орудийных батарей дополнительные трюмы. Много «водяных»-солдат ожидать не стоит, однако экипаж способен доставить проблем своим числом. Хотя, конечно, ещё вопрос, сколько пришельцев пережило бой и крушение…

- Не решето, но дырок хватает. – Сказал Первый после того, как «Элко» обплыл НЛО по кругу, а два других катера подошли ближе. – На втором и третьем уровне есть пробоины, куда запросто влезет человек. У меня появилась идея.

Детального плана операции загодя не составили – и сейчас капитан набросал схему прямо на месте. Лёгкие пехотинцы по тросам взбирались на крышу судна. Закрепившись, помогали нескольким штурмовикам подняться к пробоинам на уровне второй палубы. Тяжёлая пехота занимала позиции напротив главного люка внизу. Затем, по команде, через люки и дыры в обшивке солдаты начинали абордаж – всех трёх ярусов синхронно. Имея в своём распоряжении лишь несколько бойцов, «водяные» могли попытаться занять оборону напротив лифтов или в ином удобном месте – а штурм со всех сторон не оставлял им шансов.

- Я пойду сверху, с разведчиками. – Сказала майор Вторая, проверяя выданный ей пистолет-пулемёт P90. Похоже было, что она давно не держала такого оружия в руках.

- Надеетесь встретить этериала в рубке? – Ухмыльнулся Первый.

- Надеюсь не встретить. – Улыбка майора выглядела на удивление не фальшивой. Как всегда, впрочем.

- Тогда доверяю вам атаку сверху. – Капитан затянул ремешок шлема на подбородке. – Себе беру среднюю палубу. Третья, вы командуете внизу.

Главной люк корабля в бою не пострадал – пришлось подогнать к нему катер, чтобы сапёры могли установить вышибные заряды. Пока они возились со взрывчаткой, разведчики заняли крышу транспорта, в нужных местах спустили тросы для штурмовиков. Когда приготовления были закончены, «Элко» отошёл от НЛО, развернулся к нему кормой, где инженеры закрепили широкий абордажный мостик.

- По команде. – Произнёс в наушнике Хэвена Первый. – Три… два… один… штурм!

Грохнул сдвоенный взрыв – заряды внизу разбили створки главного входа, на крыше взрывпакеты проложили дорогу разведчикам. «Элко» кормой вперёд вернулся к люку, опустил в него мостик. Первой по шаткому пандусу сбежала, естественно, Илка, Хэвен отстал от неё всего на шаг. «Холл» корабля, такой же как у носителя, оказался частично затоплен. Освещение не работало, тёмная вода плескала о стены. Третья что-то проворчала, и зажгла все свои фонари – на шлеме, на левом плече, на «Молоте». Белые лучи заскользили по утробе НЛО, отражаясь от ровной водной глади и мокрых стен. Хэвен взмахом руки запретил остальным солдатам следовать её примеру.

- Контакт! – Воскликнул Первый на общей волне – и сверху донеслась глухая, гулкая автоматная очередь. Тут же разом заговорили ещё три ствола. Отвечающих им игломётов не было слышно сквозь металл палубы.

- Вижу противника! – Присоединилась Вторая. – Сопротивление слабое, продвигаемся к рубке.

- Противника не наблюдаю. – Спокойно произнесла Илка, шагая вглубь «холла». Вода доходила ей до середины бёдер. – Будьте внимательны, акватики могут прятаться, прижавшись к полу.

Предупреждение сержанта оказалось своевременным. Отряд не успел разделиться, чтобы зачистить палубу – один из бойцов заметил округлый предмет, целенаправленно плывущий в его сторону. Это вполне могла быть голова акватика.

- Движение! – Рявкнул штурмовик и без приказа всадил в предмет пулю. Пуля срикошетила. В ответ раздался невероятно высокий, режущий уши визг, и «предмет» рванулся вперёд, взмывая из-под воды. Это оказалась не голова мелкого пришельца, а спинной панцирь жуткой твари, смахивающей на гибрид человека с лобстером. Маленькая голова «лобстера» была утоплена в торс, защищённый хитиновой кирасой, четыре «руки» заканчивались огромными клешнями. Двигаясь с поразительной для такой махины скоростью, «водяной» ринулся на ближайшего к нему наёмника. Игнорируя выстрелы почти в упор, монстр врезался в солдата, вонзил ему в шею и плечи верхнюю пару клешней. Штурмовик захлебнулся криком, а миг спустя исчез под водой, придавленный тушей «лобстера». Товарищи убитого открыли огонь длинными очередями – пули завизжали, отскакивая от брони чудовища. «Лобстер» вынырнул на поверхность, верхними клешнями вырвал винтовку из рук следующего оперативник, нижние вонзил ему в грудь, проткнув защитный жилет.

- Не стрелять, разойтись! – Рявкнула Илка, выступая вперёд. Рельсотрон в её руках уже гудел, накапливая заряд. Однако «лобстер», похоже, знал, что означает этот звук. Прекратив терзать убитого бойца, он прянул в сторону. Бросок влево, вправо – и вперёд, прямо на Третью. Девушка стояла неподвижно, широко расставив ноги и следя стволом «Молота» за рывками твари. Однако когда пришелец понёсся на неё хитиновой кометой, сержант ловко ушла вправо, крутанулась через плечо, словно в балетном пируэте, пропустила мимо себя тварь и рубанула её штыком по тому месту, где одна из лап-клешней соединялась с телом. Клешня отлетела, брызжа зелёной кровью. «Водяной» завизжал, шарахнулся – бронированный монстр явно не привык испытывать боль. Илка же не теряла времени – взрыкнув сквозь зубы, сделала колющий выпад. Как в классическом штыковом бою прошлого века - подавшись вперёд всем телом, вогнала остриё широко штыка под подбородок «лобстера». Врубив моторы экзоскелета, дёрнула оружие вверх – и маленькая головка твари отделилась от массивного торса, взлетела вверх, с плеском упала в воду. Обезглавленное тело пару секунд стояло, пошатываясь, затем рухнуло навзничь, обдав девушку брызгами.

- Могут быть ещё, зарядить бронебойные! – Приказал Хэвен, так как Илка замерла, тяжело дыша, и отдавать команды не спешила. – Проверьте раненых!

С «ранеными» капеллан погорячился – у обоих бойцов оставалось лишь забрать номерные жетоны, иная помощь им не требовалась. Тварь, к счастью, оказалась единственной – дальше зачистка прошла по плану. Полдюжины хилых акватиков не доставили проблем. Обозлённые потерей товарищей штурмовики буквально смели оборону реакторного отсека, закидав пришельцев гранатами и расстреляв уцелевших в упор – хоть это и стоило им звона в ушах. Первый и Вторая тоже без проблем соединились на средней палубе. Майор нашла-таки в рубке этериала – в виде ошмётков фиолетового мяса и обрывков плаща. Рубку здорово разворотило попаданием корабельной ракеты, никто из старших «водяных» этого не пережил. Ясно стало, почему защитники НЛО сражались столь не организованно – ими никто не управлял. Выбив последних акватиков с позиций у лестниц, русский капитан распорядился начать осмотр складов - чтобы найти спрятавшихся пришельцев и оценить груз. Минуту спустя он смачно выругался прямо в микрофон. Сказал:

- Падре, Вторая, идите сюда. Вам стоит увидеть.

Поднявшись, Хэвен обнаружил Первого на пороге одного из трюмов.

- Что там? – Поинтересовался капеллан.

- Взгляните сами. На слово не поверите. – Буркнул офицер.

Священник взглянул. Обернулся к Первому:

- Пальмы?

- Именно. – Кивнул русский. – Пальмы. Самые обыкновенные пальмы в инопланетных левитирующих кадках. И в этом трюме, и в двух соседних, и вообще во всех, похоже.

- Но… зачем пришельцам пальмы? – Только и смог спросить Хэвен.

- Спросите чего полегче. – Первый опёрся рукой о проём люка. – Как думаете, Зеро много за них нам заплатит?...

 

Конец пятой главы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А вот подоспел и рисунок по "Безымянным солдатам" от нашего старого друга Никиты Заплатина. Никита как всегда особенно хорош в изображении всевозможной техники - очень здорово у него удался "Молот" (пока ещё без штыка и с неотколупанным за ненадобностью прицелом - сейчас вместо него обычная мушка с целиком), а также очень органично получились элементы экзоскелета брони Илки Джефферсон. Ну и не фантастический револьвер сержанта тоже изображён внушительно. 
954860_1000.jpg 

Эскиз. Здесь ещё "переходная" версия "Молота", с сошками и коробчатым магазином. Наследие рельсовых винтовок, от которых он произошёл. 
954955_1000.jpg 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
1 час назад, SpagettiMonster сказал:

В общем, эксперимент признан неудачным. На этом всё. 

А в чём заключался эксперимент и почему неудачный?

Попытка расшевелить ЕнЕ? Гиблое дело.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация  

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу