Dvorkin

ЕнЕтовцы
  • Публикации

    1 398
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Days Won

    4

О Dvorkin

  • Звание
    Первый хозяин Вундера
  • День рождения 16.08.1987

Личные данные

  • Пол
    Мужской
  • Из
    Седьмой сектор.

Личная информация

  • Любимое Аниме
    Black Lagoon,NGE,Cowboy Bebop,R.O.D,Cowboy Bebop

Связь с пользователем

  • ICQ
    410623878
  • Вконтакте
    http://vkontakte.ru/id3436965

Посетители профиля

8 426 просмотров профиля
  1. Вставай! - мысль промелькнула в голове вместе с приближающимся гулом и тут же угасала в окружающем холоде. Пересадочная станция не то место, на которое будет тратить энергию, что бы обогревать. Построенная еще до моего рождения она выполняла лишь функцию защиты от дождя и снега, но не от ночного холода. Кто-нибудь знал, что на открытой ночной равнине в августе температуру опускаться до минусовых значений? Так и есть. Днем ты можешь жарить яичницу на капоте своего автомобиля, ночью можно колоть лед на мелких озерцах. Сквозь стекла заклеенные Комсомольской правдой пробились лучи искусственного света, возможно, это был тот самый поезд, которого мы ждали. Вывалившись из зала пропахшего костром и подрагивая от каждого движения, я вывалился на пустынный перрон. С тем же успехом можно было нырять в бочку с ледяной водой. Тепло выветрилось из спального мешка, в который я кутался, с первой космической скоростью. Искра на горизонте, в который упиралась железнодорожная ветка, стала чуть больше и я что называется, ощутил вибрацию. В дикой местности хочешь ты того или нет чувства становятся острее. Ты лучше видишь, слышишь, различаешь цвета и запахи, пещерные предки ворочаются под черепушкой пробужденные знакомыми ориентирами. То же самое касается вибрации. Помните тот индейский трюк, вставь клинок в землю и услышишь погоню, на это способен каждый вне зависимости от возраста и образования. Искра стала еще больше и по бескрайней равнине тускло черных цветов с проблесками серого разнесся печальный гудок, от которого мне стало еще холоднее. В голове сама собой вспыхнула истории о Поезде призраке которую я рассказывал у костра пару часов назад. Да не, брехня это же чертова городская легенда. При движении каждый поезд издает свой собственный звук, электрички что называется, шипят, ты слышишь шум электрической статики и скольжение стали, электровозы гудят с завываниями впрочем, чего ожидать от этих подвижных трансформаторов. Этот поезд стучал, стучал как тот дьявольский паровоз, о котором я рассказывал. Искра стала ближе, и я осознал, что не могу шагнуть в сторону дверей. Страх, диким коктейлем перемешавшись с любопытством влившись в мышцы ног, заставил их окаменеть. Вот что бывает, если оставаться на ночь в пустующих железнодорожных станциях. Пещерный человек из подсознания постучал изнутри и посоветовал валить, решительно и быстро. Его слова подтвердили сиу, заметившие, что связываться с духами равнин не стоит. Еще один гудок прокатился вокруг меня за искрой, проступили огромные очертания старинного паровоза. Нет, он не был из костей и черепов как в рассказах Кинга просто много металла и теней. Сквозь завитки пара проступила пустующая кабина водителя. Сил что бы шагнуть в сторону не было, так что я просто зажмурился, когда пара сотен тонн чугуна и стали промчались мимо. Последнее что я ясно запомнил – пустая кабинка, освещенная обычной лампочкой. Паровоз заголосил во всю мощь своих скрепленных заклепками легких, и я услышал знакомое:- Вставай!
  2. Это военная тайна епта )От Ташкента на восток в сторону Ахангарана. Совковые урановые шахты как ориентир )
  3. Агри, с Днем...да Тем самым )
  4. Утро не встретило нас ясным небом, горы переменчивые существа, словно девушки. Ласковая улыбка синевы погасла, сменившись пепельной грустью. Шансы нарваться на грозу возросли на несколько порядков. Нужно уходить с каменистых вершин, в случае ненастья здесь нет ни какой защиты. Разрывая рифленые подошвы, движемся вперед с черепашьей скоростью, на высоте двадцати километров над нами вспарывает облака серебряный крестик трансконтинентального лайнера. Суперджет или что-то вроде того. Из Москвы в Сидней за 17 часов или что-то вроде того. Утро в горах изменчивое время, из-за хаотического ландшафта, здесь может пойти дождь или начнет палить солнце, или повиснет туман. Вот она Зона отчуждения о которой мечтают юные сталкеры, только без аномалий и артефактов, хотя если задуматься то здесь и того и другого с избытком. Перешагиваю через трещину, внизу на глубине девятого этажа булькает вода. Когда представляю, какая сила понадобилась что бы разорвать цельный камень, волосы на руках встают дыбом. Откуда-то тянет горелой травой. Впервые за все утро Макар подает голос, сезон гроз, пожары за линией горизонта там, где кончаются горы, весьма вероятны. Байка о том, что нужно вырвать вокруг себя всю траву не прокатывает. Пламя выжигает весь кислород при горении, попав в окружение из огня, ты в буквальном смысле задохнешься. Царство мхов и лишайников, дорога закончилась, из под груды старого оползня выглядывают траки старого бульдозера, железо окислилось и оплавилось и практически не отличается от окружающих камней. Даже на ощупь, такая же выщербленная дождем и ветром поверхность, лишь клеймо старого ГОСТа отличает камень от железа. Солнце медленно карабкается к своему полудню, пока мы упорно карабкаемся вперед. К слову об упорной человеческой природе оставляем за спиной обрывки ограждений и вырываемся на волю. Человек был здесь, но затем ушел и вернется еще не скоро. Лишь редкие туристы да вездесущие коровы ходят по местным тропам. Кстати о коровах, это какая-то мистика, ну смотрите нас с детства учили что горные бараны – то бишь архары могут пробираться по самым сложным горным кручам и тропам, не верьте, в горах мы находили коровьи следы везде. То есть абсолютно везде, на любой тропе есть отпечатки их здоровенных копыт. Даже так, где тебе приходится возвращаться к предкам и карабкаться на всех четырех, ты увидишь их следы. Такого проворства не ожидаешь от наших буренок но оно есть. Коровы мутанты мать их. Миндалевые рощи отцвели, но сладкий аромат все еще висит в воздухе, как и гул местных пчел. Где-то неподалеку стоит передвижная пасека или даже две. Среди редкой травы то тут, то там поднимаются алые свечи тюльпанов. Огромные цветы похожие на косушки ловят солнечное излучение, которого стало более чем достаточно. Гроза нас не накроет, пока во всяком случае. Под деревьями то тут то там замечаем первые грибы. А что нормальная добавка к шашлыку, главное не сжечь. За моей спиной в рюкзаке гулко булькает контейнер с мареновым мясом.
  5. Страдание, именно это чувство разбудило меня, когда автобус, стеная и дрожа всеми своими оставляющими, остановился. Старое железо, в буквальном смысле излучало боль и усталость. Мы останавливаемся на пустынной автостанции, конечная, дальше пешком. Одни ученые говорят, что у металла нет души, другие уверяют, что с течением времени металл, соприкасаясь с человеком, обретает подобие энергетического поля души. Смотря на старый поникший автобус, смотрящий в утреннею темноту, четырьмя незрячими глазами я почему-то верил во вторую версию. Три после полуночи, час до рассвета. Наши предки, населявшие здешние степи называли это время Часом Быка, время чудовищ и духов, ослепительно холодного воздуха, колючих звезд. И трех неугомонных туристов пробирающихся по разбитому в хлам шоссе, что когда-то вело в горы. Если мы хотим увидеть рассвет, то нужно спешить, если не хотим сломать ноги, то спешить не следует. Двойственность положения как всегда, как и везде. Здесь днем тебя ослепляет количеством света, цветов и запахов, но ночью чувствуется лишь запах воды и ее разновидности. Сырой бетон, сырой асфальт, сырой снег. Шаги разносятся далеко в стороны и отражаются от скал порождая иллюзию того что нас здесь не трое а намного больше. Время чудес и демонов, круг фонаря скользит по дороге вырывая из ночных объятий те или иные образы. Груда камней, зеленые ветки, переплетение теней, старый предупреждающий знак с надписью: радиоактивная опасность. Это рудник, месторождение или могильник, не важно, здесь давно ничего и ни кого нет. Ну а если есть, мы не настолько безумны что бы искать себе такое приключение. Хотя я слышал о любителях подобного экстрима. Небо на востоке становится пепельно-серым, где-то под нашими ногами к журчанию ручья, добавляется переливчатое тявканье шакала. Чем-то похожее на мяуканье. Ему отвечает второй, а чуть дальше третий. Не нападут, сейчас они не голодают, а вот зимой могли бы шугануть. Нужно добраться до вершины перевала, оттуда откроется шикарный вид. Звезды, двигающиеся по своим вечным орбитам, блеклый диск старой луны тонет в горизонте. Говорить нет желания, мы идем и слушаем. Небо постепенно светлеет, и окружающий пейзаж становится все более реальным. Больше подробностей, больше теней и еле заметного движения. Песок, нанесенный на дорогу хрустит под подошвами моих кроссовок и я думаю, что пора бы обновить обувку верой и правдой служившую мне аж три года. Серое становится белым и на мгновение возникает иллюзия того что небо затянуто облаками но потом сквозь призрачную пелену проглядывают светло голубые мазки. После этого звезды теряют свои краски и почтив все как одна бледно-золотые, дешевое золото вместо ночных драгоценностей. Разговоры шакалов сменяет переливчатое пение неизвестной птицы. Соловей? Все может быть. Мы достигли перевала. Ветер колеблет дорожный знак, изогнутый и похожий на немой вопрос. В воздухе весит слабый металлический звук. Чувствуя, как по спине стекают струйки пота, усаживаюсь на ближайший камень. Похож на наждак только еще теплый, ночь не смогла охладить его окончательно. Первые лучи солнца бьют вертикально вверх, похоже, где-то впереди, в километрах или дальше перед нами что-то вроде горной стены. Лучи рассыпаются жемчужно золотым сиянием в стороны и за считанные доли секунды мы покинули ночь. Из личного.
  6. Никогда этого не понимал. Проведя пальцами по ровному, словно стол корешку книги я взглянул на дату выпуска, 83-й. Ее ни читали, ни разу, ну может быть раз. Никогда не понимал, зачем покупать книги и не читать их. Ради пафоса, что ли? За окном скользил промышленный пейзаж пригородов. С обложки на меня насмешливо смотрел Хемингуэй, старый хрыч явно наслаждался своим положением. Выбить себе мозги к концу жизни, ну в какой-то мере это тоже выход. В салоне воняло керосином, а он был хорошим журналистам, мне хватило пары очерков, что бы ощутить себя внутри броневика рвущегося в бой. Может дело в качках на дороге или в вождении нашего водителя, решившего принести нас всех Духам дороги. Хотя если взглянуть на наклейки, покрывающие лобовые стекла, он поклонник Лафкрафта и нас всех ждет встреча с морским народом. На соседних креслах дрыхнут мои спутники, сила керосина одолела их, и по пробуждении их ждет жуткое похмелье. Вот почему я люблю сидеть возле форточек, пусть даже маленьких. Автобус ощутимо тряхнуло, что мы переехали или кого. В автобусе на удивление чистые кресла, ткань пахнет хлором и моющими средствами. Поразительно. Вот что я всегда любил в таких процессах, перемещение из пункта А в пункт Б. Процесс для меня намного увлекательнее достижения цели, потому что цель она и есть цель. Ты что-то получишь и все. Исполнишь мечту, построишь дом, город, прочтешь книгу. Все это законченные действия, за которыми стоит полная неизвестность. А так ты наблюдаешь, сидишь , оцениваешь, анализируешь, запоминаешь или читаешь как это делаю я. Щелкнув по носу старину Хэма я отложил его в сторону, обратив все свое внимание на чужой мир за границами стекла. Стоит только пересечь границу города и ты словно оказываешься в другой стране. Другие слова, другие фразы, другая реакция на события, отличительные жесты, все это накапливается словно снежный шар. Который нельзя игнорировать при всем своем старании. Черт, да я видел, как на развалинах древних городищ близ Байконура солнцепоклонники разводили костры, в то время как на заднем фоне стартовала баллистическая ракета с грузом для МКС. Ступи за границу родного города, и ты в иной реальности. Магнитола водителя подавилась диском и выдав сквозь динамики набор статических звуков завопила шансон. Мысль о самоубийстве появилась сама собой. Где мои чертовы наушники, когда они так нужны. Нет ничего более усыпляющего чем пропитый мужской голос, поющий о просранной жизни и любви. Я это слушать не буду. За коном начались металлические джунгли химического комбината, есть что-то успокаивающее в геометрическом переплетении стальных труб и газопроводов. Может потому что это реальное воплощение архитектурной логики, без хаоса окружающего жизнь. Включаю музыку, прижимаю книгу к груди как это делал в детстве и попытаюсь вспомнить как это – медитировать.
  7. Дэвид играет на флейте,Эдвард играет на флейте..есть в этом во всем нечто зловещее.....

  8. Автобус доисторический монстр катился на нас, на помятом бампере и в изгибе фар читалось явное желание убивать проклятых двуногих. Которые стоят у него на пути. Это же Икарус, вот уже не ждал что такие музеи еще на ходу. Родные красные с белым цвета и зеленые сиденья, повидавшие на своем веку несметное количество пассажиров. С треском расстегивая замки, спускаю на землю рюкзак, после чего под презрительным взглядом водителя запихиваю в багажник, больше похожий на мусорный бак. Откуда столько гордости-то это что лимузин. Истертая резина под ногами мягко пружинить, а сквозь дырки можно рассмотреть внутреннее устройство подвески. Чудеса науки. Быстрее к открытому окну, если память мне не изменяет, как только двигатель стартует в салоне начнется самое интересное. Пары солярки и жара, ты на своей шкуре испытаешь, что такое кататься на пых-мобиле. Слишком мелкие для такого автобуса форточки лишь усугубляют ситуацию. Злорадно взглянув на своих спутников, прижимаюсь лбом к холодному стеклу и прикрываю глаза. Тишина, после рыночного буйства она воспринимается как благословение, за тонкой стеклянной перегородкой двигаются люди, словно актеры в какой-то постановке. Лихорадочный пульс, сопровождающий пребывание в толпе сменяется успокаивающим ритмом. Кровь больше не носится по венам подобно скоростному поезду с гулом и грохотом в ушах. Актеры за стеклом оживляются. Среди них появился кто-то невзрачный в помятой кепочке. Наш рулевой на месте, он снова с нами. Приготовьтесь дамы и господа, космический экспресс на сто километров вглубь неизведанных земель отправляется в путь, напяливаю на голову наушники и включаю басы. Есть что-то возвышенное в моменте отбытия, пусть даже в самом банальном, ты все еще тут, но в то же время не здесь, воображение устанавливает холст и готовит краски. Ключ в зажигание и мотор утробно взывает , вместе с ним взывает мозг в ожидании новых впечатлений и приключений. Диванные Колумбы оторвались от своих насиженных мест, дешевого кофе, дешевых знаний заполонивших сеть, дешевой жизни измеряющееся к количестве фотографии. Мне нравится одна фраза: зачем тебе столько снимать и фотографировать? Ты что мать твою не можешь запомнить!!!Лучший в мире фотоаппарат - видеокамера в твоей голове. Там же чертова безразмерная карта памяти. Ребристые колеса преодолевают первые метры предназначенного пути, в то время как где-то в глубинах сознания кто-то прокладывает карту, измеряет температуру и силу ветра, ориентируется по компасу. На днях я побывал на оставленной метеорологической станции, самое безмятежное место за прошедший год, по зеленому полю, заставленному погнутыми флюгерами катился ветер. Я расскажу как-нибудь об этом, но не сейчас. Ибо: время приключений.
  9. Дача это святое )))
  10. Они меня хотят укокошить?!- прохрипел я оглядываясь через плечо. В жарком мареве восточного базара колыхалась и двигалась толпа покупателей нагрянувших на Тезиковку наверное в поисках общения, другой разумной причины для того что бы придти сюда я не видел. Например, приехать сюда за продуктами было чертовски неразумно. О чем я си сообщил своим друзьям прежде чем меня запихнули в маршрутку. Вы когда-нибудь замечали, что эти маршрутки делались для карликов. Не дрейф потерпи, сейчас все купим, и все будет нормально. Чувствуя, как моя правая нога погружается в асфальт я поспешно выдернул ее, оттуда чувствуя, что подошва начинает плавиться вслед за дорожным покрытием. Из толпы взметнулась знакомая рука с очень характерными командирскими часами и указала мне направление. И кто скажите мне на милость, собирается в поход на такой давке. Я мученик точно говорю, и все из-за моего рюкзака, старичок достался через чьи-то руки и возрастом мне не уступает. Не хочу покупать новый, ибо радиоактивная раскраска этого старичка напоминает мне о тщетности всего сущего. И его вес. Не ну вы серьезно?! Сорок килограмм продуктов на шестерых, блин мы же всего лишь едем в сторону Орла. Старая торговка прицепилась ко мне с подносом заставленным стаканами с водкой и предлагает купить. Тысяча за стопку. Волшебный эликсир плюс что-то невообразимое в стаканчике - это что генетическая мутация. Оно на меня смотрит?! Не, показалось просто жара. Мало ли что померещится в такой толкучке. В сторону, прижимаюсь к бетонным стенам старых пакгаузов. Превращенных в торговые точки. Возле большого количества бетона становится намного прохладнее, лето еще не в полном разгаре и здесь как-то поспокойнее. Аромат копченой рыбы добирается до моего носа и вызывает горячее желание поесть. У меня за спиной куча еды, которую трогать нельзя. Мука. Отвлекая от еды, в джинсах оживает телефон, на потертом экране которого появляется краткое:- иди к выходу через антиквариат. Музей старой мебели вот что это такое, только вместо кондиционированного воздуха и света здесь царит сырой полумрак и пахнет мышами. Продавцы стянули сюда со всего базара старую мебель. Не лучшее место для хранения как по мне. Хотя все эти шкафы и комоды с узорами и башенками выглядят более чем пафосно. Между потемневшего от старости дерева бегают дети. Ну а вы как думаете это барахолка. Люди съезжаются сюда, что бы заработать и берут с собой детей. Сам таким же был, правда, брали меня в место называемое Тезиковкой. Мимо стеллажей заваленных хрусталем, мельхиором и фарфором. Цену лучше не спрашивать, ибо торговцы здесь наглые и рассчитывают покупателей так словно продают им драгоценные металла типа золота и платины. На выходе мужик продает в тазике живых раков. Что он тут делает? Звери в его тазике недовольные и шевелятся, вызывая живой интерес все у тех же детей. Вываливаюсь через ворота наружу и словно ледокол Ермак рассекаю толпу. Солнечные лучи добавляют веса грузу, да и постоянные тычки и толчки не способствуют поднятию настроения. Так что спустя полкилометра такого пути я вываливаюсь из ворот злой как черт. А ведь впереди еще горы. Как говорил один персонаж:- игра началась!
  11. Трилогия Благородные подонки Скот Линч - Уловки Локи Ламоры Добро пожаловать во времена священной римской инквизиции, нет, это не Кредо Убийцы. Это чем оно вполне бы могло стать. Благородные подонки это жесткий боевик в венецианских декорациях с легким налетом мистицизма. С самого начала книги автор сообщает о том, что Мир Камморы магический. Но не идет проторенной тропой и не делает магию главным персонажем книги. Здесь ей достается роль второго плана. А на переднем плане жизни обычных людей, волей судеб оказавшихся талантливыми ворами и мошенниками. Которые пойдут на все, что бы заполучить свое. В начале этой истории речь идет о деньгах, во второй половине разговор пошел о их жизнях. Сюжет изобилует неожиданными поворотами и воспоминаниями, в которых рассказывается о прошлом главных героев. Помимо них автор всеми силами старается расширить собственную вселенную. Повсеместно встречаются байки и легенды о тех или иных местах. Благодаря такому подходу книгу интересно читать. Интересно размышлять о руинах Древних, о времени лжесвета, о гильдии вольнонаемных магов, о Семи Сущностях, о городах затопленных океаном. Трагедии и радости героев воспринимаются как свои собственные. А уж когда автор берется за топор палача, становится плохо. Вот понравился тебе персонаж. Ее только ввели в повествование и бац она отравлена и утоплена в бочке с мочой. Тьма! По уровню наведения депрессивности Линч не уступает Аберкомби. Другими словами он мочит своих, жестоко и с кровавыми подробностями. И это малая толика того что происходит в Каморе. Время действия это анархия моментами порядка. На континенте не осталось ни одной империи и известным миром правят города-государства, возглавляемые родовитой знатью. Которая и в нашем мире не отличалась состраданием к своим ближним. Повешения, казни, резня, эпидемии чумы и холеры и бог весть еще чего. Тотальная бедность. Все самые неприятные стороны человеческой натуры в сюжете есть и проглядывают сквозь авантюрны и интриги. Однако во всем этом мраке есть место и свету. У подонков есть сердца и они способны на добрые поступки. В этом мире знают, что такое честь. Воры обладают гордостью и стоят за своих товарищей до конца. Люди пусть даже самые страшные держат свое слово. Уловки Локи Ламоры – изящная дверь, ведущая в новый мир. Тем, кто любит интриги, уловки, трюки, воров и авантюры искренне советую. Это достойное начало нового цикла. Вердикт: 10/10. Мы отрубим тебе руки, и ноги, а затем отрежем язык. Но не переживай. Главное правило не будет нарушено – ты выживешь. Скот Линч - Красные моря под красными небесами. Наши верные друзья Лак Ламора и Жан Таннен вырвались из костлявых когтей смерти. Одолели Серого короля и его карманного мага из Картена. Покинули Камору. Победили, но ценой огромных потерь, четверо их друзей мертвы, дом разрушен, а путь на родину заказан. Картенские маги объявили на них охоту. И это всего лишь малая часть из всех тех проблем и задач что в скором времени обрушаться на их многострадальные головы. И так автор решил сменить локацию, скрестив казино Лас-Вегаса, Гавайи и пиратскую вольницу, приправив все сверху толикой политической мишуры. Интриги во второй части похождений стали чуть попроще, но зато обогатились красками. Деловой разгул игорных домов сменяют, воспоминания, рассказывающие о том, как герои пережили потерю друзей. А затем на сцену вступает Море. Богатое тайнами, о которых так и хочется узнать побольше. Но автор не дает ответов, а лишь еще сильнее закручивает гайки. Мир стал больше, простора больше. А вот с персонажами беда. Да автор постарался на славу, придумывая их. Однако из всей своры, запомнилась лишь возлюбленная Жанна Таненна. И ее смерть в конце книги бьет по голове не хуже строительного молота. Даже не знаю что это, минус или плюс для сюжета. А вот очевидным минусом второй книги является ее затянутость. События первой книги укладывались в три- четыре дня. Эти жесткие рамки ускоряли действие, здесь же это происходит лишь в конце книги. Да действия много, но более плавное, что резко отличаться от первой книги. Хотя может это и не минус, может это говорит нам о том, что автор вырос и стал более последователен в своих действиях. Запомнилась одна сцена, в которой Локк наблюдал неделями, за тем как богачи измываются ради прихоти над бедняками. Довольно сильный момент, в котором ты видишь, как что-то меняется внутри персонажа, который желает исправить подобную несправедливость. Однако все это оборачивается обычным грабежом. Могу лишь предположить что название “Красное море под красными небесами” напрямую связанно с переживаниями главного героя. И автор хотел написать не очередной авантюрный роман, а нечто более глобальное может эпичное. Однако предположения всего лишь предположения. Красные моря под красными небесами - хорошее продолжение. Расширенное и вдумчивое. Вердикт:8/10 Ворам благоденствие. Скот Линч – Республика воров. Минус всей этой трилогии в названиях. Ты ожидаешь от них слишком большего. Мне казалось, автор нашел некую модель, которой придерживается для дальнейшего развития мира Благородных подонков. Однако при тщательном рассмотрении я понял что такой модели нет. Республика это очередной эксперимент по расширению мира Благородных подонков. И все бы ничего это можно было бы простить, если бы автор не написал нам о предвыборной компании. Серьезно!? После первой и второй части, в которых правило темное фентези с жесткими социальными проблемами мы должны читать о выборах. О том, как их проводят. К этому свелось все очарование Подонков?! Ради такого я могу включить телевизор, но уж точно не книгу читать. Многим не понравились воспоминания, в которых рассказывается о последнем Благородном Подонке. Девушке, которая покинула главных героев задолго до начала первой книги. Да эти , самая приятная часть книги. Хоть и представляют собой обычную романтическую историю, растянутую на всю книгу. Маги дали о себе знать. И это тоже минус. Так как автор не вывел их на первый план, а оставил за кулисами. Они якобы есть и время от времени появляются. А еще главным героям выдали неограниченный бюджет и они могут делать с ним все, что душе угодно. Вот сижу я, печатают все это и понимаю что третья книга настоящее издевательство над читателями. Ну, серьезно героев нужно было сделать еще и бессмертными, хотя постойте. В этой части книги вы узнаете о том, что Ламора в какой-то мере бессмертный маг! Да твою же налево!! Фуух!!! Выдохнул!!! И так а теперь о положительном. Чуть больше узнал о местном мире, персонаж Сабетты хорош, да и верховная чародейка Терпение прописана прекрасно. Местами было забавно, когда автор проводит параллели с современной избирательной системой. Республика воров - только для фанатов этой истории. На протяжении всей истории чувствуется растерянность автора, который вместо боевика написал помесь романа, с триллером и пьесой. Вердикт:6/10 Намек на продолжение прекрасен. А что всю книгу вот в таком стиле написать было слабо?
  12. Сначала GiTS теперь Темная башня, они поганят все святое !!!

    1. Показать предыдущий комментарий  %s больше
    2. langley

      langley

      А с GiTS что не так? Я слабо знакома с одноименным аниме, но трейлер фильма мне в общем-то понравился. Атмосферненько.

    3. Upashi

      Upashi

      Фсё не так.

    4. Lance

      Lance

      ВладимиРей, насколько я знаю, в Jin-Roh как раз и была процитирована КШ от Перро. Нам-то в детстве читали мягкую адаптацию братьев Гримм.

  13. Я думаю, что люди тратят слишком дох..я времени, глядя на экраны телефонов, и им не хватает времени пить вино, целоваться и танцевать под луной.

    1. 308010

      308010

      Разве не на экраны компьютеров? Новая эра наступила, а я не в курсе? Походу, я старпёр.

    2. Minamoto Michi

      Minamoto Michi

      Компьютеры сейчас маскируются под телефоны. Так что, одинаково.

  14. Вопрос не в том, почему твои друзья психи. Вопрос в том, почему ты себя чувствуешь комфортно в обществе больных на голову?